?

Log in

No account? Create an account

солнце
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Заметки до востребования. Отрывок 431
   Только к концу 80-х годов появились карты, по которым можно ходить. Помню, в 60-х ребята из МИИГАиКа* показывали мне, как с помощью синтетической пленки искажают топографическую основу и печатают "карты", которые потом продают для туристов. Ошибка прокладки маршрута на таких картах была гарантированной и чудовищной, опасной для всех участников походной группы. Теперь я вижу и понимаю, как таким же приемом пользуется пропаганда, искажая уже не географически-топографическую истинную картину, а историю, социальные явления, общественную жизнь.
   Картографы называли те искаженные карты – "для китайцев". Но ходили по ним свои. Блуждали, гибли, разбивались.
   У искажения карт тоже есть своя история.В 30-х годах горные туристы и альпинисты пользовались хорошими, верными, подробными картами. Вместе с ними ходили в горы, причем массово, наши германские друзья – будущие и действующие офицеры германской армии. Все подробные карты к началу войны 1941 у фрицев уже были. Страх повтора таких событий и двигал высокими начальниками картографов и геодезистов.
   Когда ведешь по горам детей, твои карты должны быть точными, подробными и чистыми.

Да что уж там "по горам"… Ведешь в подмосковных лесах и на участке в 10 км выдаешь ошибку 28 градусов. Какой же я вам с детьми китаец, если вы меня так гоните в ошибку. Бывало очень обидно, а то и опасно. Зависаешь с группой где-нибудь на склоне, солнце садится, группа под полным грузом, вверх идти – нет воды для ночлега, а вниз – совершенно неизвестно, что там: какие склоны, есть ли проход.
   Перед глазами – интернатский четвероклассник Борька с лесным именем Паниковский. В походе на Чугуш Борька нес цилиндрическое ведро, плоских тогда еще не было. Ведро с крышкой не помещалось в Борькин "петровский" рюкзак, "абалаковские" были только у половины группы, и привязанное снаружи ведро регулярно на спусках отцеплялось от Борьки и проделывало свой путь вниз самостоятельно и с песнями.
   Именно это ведро предупредило нас, загрохотав на "лопатке" – участке склона с куэстой – скальным пластом, опасным для преодоления. Было уже почти темно, но Борькины глаза в этот миг я увидел и запомнил на всю жизнь.

   Смотрю в телевизор и вижу, как по искаженной "картографами" земле идут искаженные тремя войнами люди.
   Как быть детям? Неужели настоящий патриотизм – не любовь к своей стране, а ненависть к чужой?
   Паниковский из 4-го "А" очень любил песенку Сергея Никитина с такими словами:
   Здравствуй, заяц, – молвил гусь –
   Отчего ты грустный?
   – Откровенно признаюсь, –
   Я ужасно вкусный.
Я такой же вкусный,
Как вилок капустный.
Оттого и скучный,
Оттого и грустный.
   Если хочешь преуспеть
   И прожить со смыслом, –
   Не старайся повкуснеть.
   Оставайся кислым.
   Борька, сколько раз ни слушал эту песню, всегда в конце её удивленно и радостно смеялся. Не могу вспомнить его настоящую фамилию. Так и останется в памяти – Паниковский с гремящим на спусках ведром.

   *(МИИГАиК – Московский институт инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии. Он располагался вблизи спального корпуса нашего интерната, чуть в глубине от Старой Басманной, за большим храмом. Мы дружили).

(2016)
© Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Нумерация отрывков не является авторской. Все тексты написаны автором в тюрьме.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

Posts from This Journal by “заметки до востребования” Tag