?

Log in

No account? Create an account

солнце
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Заметки до востребования. Отрывок 89
   Лакомство по имени ШАКАЛАТ я впервые увидел в описи продуктов, когда мы с интернатскими пошли на городской турслёт. Шакалат записал в бумажку Вовка Кротов, Кротик, пометив, что он "соевый и растаяный". Плиток, однако, было две, и они состояли из небольших квадратиков, величиной с два Кротиковых ногтя на мизинце. Если бы он регулярно подстригал ногти, то понадобилось бы три, но двух нам хватало, я специально привозил из дома кусачки, чтобы стричь ногти на всех его четырёх многочисленных конечностях.
   – Юр, а меня? – спрашивал с надеждой Комарик, когда я кончал обработку Кротика.
   За Комариком следовала Лида, потом Света, за ней Серёга Кечаев, и процедура растягивалась надолго. Каждому было важно, чтобы хоть кто-нибудь хоть когда-нибудь занимался им одним. Такое удовольствие интернатским выпадало редко, штучная работа с ними не предусматривалась, если только с нарушителями чего-нибудь, а всё остальное делалось скопом. Им нравилось как я обращаюсь с их пальцами – спокойно, точно, осторожно, никогда не причиняя боли, не раздражаясь и чуть поворачивая подсобной рукой их пальцы в створ кусачек. Реагировали на уже подстриженные ногти почти все одинаково – это была не понятная мне радость.Комарик – тюх-тюх-тюх – припрыгивал на обеих ногах, тыкая себе горсточками-щепотками в нос и улыбаясь, то ли нюхал свои щепотки, то ли целовал их за выносливость. Кротик тут же уходил ощупывать мир своими новыми пальцами-без-когтей, мягко пальпировал всё подряд и чему-то радостно удивлялся. Лида отходила, широко расставив пальцы, будто я сделал ей маникюр – покрыл ногти чем-то ярким и липким. Света шла сразу что-нибудь царапать и тихо хохотала, ничего не зацепляя пальцами без ногтей, все обстриженные смотрели на меня благодарными лучащимися глазами, я говорил, что кое-кому не мешало бы еще подровнять чёлки, прикрывшие переносицу, и все мои интернята наполнялись соревновательным энтузиазмом на тему кто будет первым и у кого чёлка подождёт, но я был, как всегда, невозмутим – ни в какой очереди у меня не было союзников за место. Тут же рассказываю всем – кого нужно пропускать вперёд, почему люди это делают и кто есть тот, который не пропускает вперед кого надо. Тут же все становятся последними, и меня это тревожит, видимо, я перегнул, пережал. От этого остается горечь, стыдное стеснение дыхания, на них и так все давят, орут, пинают, а тут и я хорош как все. Я говорю, что у меня в руках еще нет ни ножниц, ни стригальной машинки, ни расчёски и обещаю всё это принести завтра.

   В походе на турслет с шакалатом нас было восемнадцать, а квадратиков оказалось больше. Похолодало, и квадратики соевого шакалата окрепли, сплотились и перестали отламываться по бороздке. Всех это почему-то восхитило и обрадовало, и я сначала не понял – почему.
   – Народ, доли будут немножко неравные, – сказал я грустно.
   – Во, класс! – обрадовался Комарик.
   – Поэтому разделим по жребию с отворотом.
   – Да! – сказала Фарида и два раза хлопнула в ладоши.
   – Ты всегда дели неровно, – попросил тихий Сережка Баландин, который всегда молчал. Я уставился на него, и он застеснялся.
    – Никому обидно не будет? – спросил я с осторожным оптимизмом.
   – Нет! – хором ответила куча.
   – Кто пойдет в отворот? – спросил я у кучи.
   – Бала́ндин, – предположила Фарида, и возражающих не нашлось. Серёжка отвернулся к шакалату спиной, и я стал тыкать пальцем в неравные доли, спрашивая:
   – Кому?
   – Тебе, – сказал Сережка.
   – Ну ты даёшь, – удивился я.
   – Даю, – улыбнулся Сережка. – Всем.
   – Не всем, а каждому, – поправила Светка голосом учительницы физкультуры, заменявшей на уроке природоведения учительницу русского языка.
   Каждому, – понял я. Каждый хочет быть каждым, а не всеми. Всех в интернате четыреста семьдесят шесть человек по списку, а каждый – он каждый один.
   – Юр, а ты почему не ешь? – спросила Надюшка Костюшкина, когда всё раздали.
   – Я? – спросил я. Надюшка кивнула не отводя глаз.
   – Надо как все? – спросил я.
   – Нет, – смутилась Надюшка. – Ты как хочешь.
   – Я хочу разыграть свою долю – мне или всем, – сказал я.
   – Нет, нет, так не честно, – загудела куча. – Это – твоё.
    – Подчиняюсь большинству, – сказал я. Куча промолчала.
  – Давайте отвернемся, – предложил Кротик. Мы на него смотрим, и ему трудно съесть.
Они отвернулись. Я съел. Это было моё.

   К вечеру проходили село, сельмаг был открыт, мы зашли спросить сухофрукты для компота. Все чинно поздоровались с продавщицей и разбрелись рассматривать витрины. Витрины тогда были похожи на музейные – столы или горизонтально закрепленные на ножках застекленные шкафчики.
   – Юр, – зовет Кротик. – Я понял.
   – Ты про что? – спрашиваю я.
   – Вот, смотри. Я понял ошибку, ты смеялся.
   Я подошел и заглянул в витрину рядом с Кротиком. Там лежала плитка сливочного шоколада, на ней – стандартный фигурный ценник с надписью продавца: ШОКАЛАД.
   – Я понял, там "О" и "Д".
   – Ну около того, – промямлил я. – Исправь, может, шакалы его не съедят.

   Я с собаками дружу
   И в гляделочку гляжу
   Но в одинаковом пальто
   Не найдет меня никто.
Расцветай, наш дивный сад
Под названьем интернат.
Жизнь светла и хороша.
Жаль, что выжжена душа.

(2015-2017)
© Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Нумерация отрывков не является авторской. Все тексты написаны автором в тюрьме.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com


Posts from This Journal by “детский дом” Tag

  • Заметки до востребования. Отрывок 445

    Степень чутья на настоящее определяется стремлением к нему, жаждой, а не качеством нюхательного аппарата. При этом, ненависть к поддельному не…

  • Заметки до востребования. Отрывок 302

    (6-й интернат). Комарик написал слово "малина" с двумя "л". – Андрюша, – говорю я. – Малина пишется с одним…

  • Письма Навигатору. 15

    Работая в куче, а не в группе (интернат, школа, детдом, лагерь и т.п.), ты скоро обнаружишь, что к тебе идут стукачи. Это они ищут для себя короткий…

  • Заметки до востребования. Отрывок 201

    В самом начале 70-х ГУИН (тогдашний УФСИН) захотел примерить в детских колониях (как минимум) наши "педагогические чудеса". Как-то с утра…

  • Заметки до востребования. Отрывок 73

    Есть психиатры, которые жалеют детдомовских детей, присланных к ним по разнарядке на химическое воспитание. Я заметил, что они, как правило,…

  • Алёна Арманд

    Друзья, несколько дней назад я узнал, что не стало Алены – Елены Давыдовны Арманд. Много лет назад выселенную в Валдайскую глушь Алену…