?

Log in

No account? Create an account

солнце
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Заметки до востребования. Отрывок 411-2
Аробные тропы, даже если они очень заросли или осыпались на оползневых склонах, очень хороши, логичны и легки для прохождения, если их толково восстановить. Когда-то их самым оптимальным путём проложили ишаки, потом "полку" дотоптали кони и аробные (арба) колеса. Люди, товары и вести передвигались по этим тропам веками и тысячелетиями, связывая большой мир континента через Главный Кавказский хребет (ГКХ) с большим аулом на южных склонах, всего в семи километрах от моря, где был небольшой Шапсугский порт. Следующим к югу был большой порт Топсида (Туапсе), а к северу по берегу – заливы, полные кефали и ставриды, фруктарники (леса из фруктовых деревьев) – сюда из самой Греции тянулся огромный язык средиземноморской растительности, расположенный вдоль берега Черного (Чёрмного) моря от Джубги до Колхиды, где его окончательно сменял пояс влажных субтропиков.

Когда живешь в лесу самостоятельно, то все века прошлого и будущего существуют для тебя сразу, ничто не ориентирует в "степени развития" цивилизации, – ты существуешь не вне времени, а в любом времени, во всех временах сразу.
Сделай мы тропу от Агоя через ГКХ лет двести назад – местные так же были нам благодарны. А мы – им, поскольку пройти через аул в наших рыжих (оранжевых) анараках без обильных угощений было невозможно. Что вы станете делать, если вдруг вам перегораживает путь двенадцатилитровое ведро сметаны и пояснительные слова: "Кушайте, ребяты! Ведерко потом если занесете – хорошо!".
Идти с ведром сметаны через хребет до тропяного лагеря занятно, но там мы, воспользовавшись собранным по дороге ведерком ежевики, быстро слепим вареники с ежевикой, отварим, и пойдут они с сельской сметаной – ой как хорошо.
Душа народа может выражаться и в сметане, если эта сметана от души.
Ведро вернули аж через две недели, за что Дятел получил большой нагоняй на вечернем круговом разборе. Получил от группы, конечно, не от меня. Я обе недели грустил и мучился от этого пустого, задвинутого в подсобную палатку ведра и радостно праздновал, когда про него вспомнила сама группа и вернула хозяину.

В беседе со старым шапсугом много времени спустя я узнал, что местных, в первую очередь, больше всего поразило то, что никто из тропяных никогда ни на миллиметр не нарушал их исконные территории, в том числе не огороженные, и что проходящими через аул нашими детьми за два года не было сорвано ни одного плода с их деревьев (плотоядно налетали только на старую алычу, стоявшую за окраиной поселка). Не было вытоптано ни единого ростка, никто из нас не сломал ни одного стебля какого-нибудь растения в ауле, не спугнул домашнюю птицу или скот.
В конце беседы старый шапсуг будто решился поделиться со мной чем-то сокровенным. Он сказал тихо, округляя глаза:
– На вас никогда ни одна собака не лаяла...

(2017)
© Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Нумерация отрывков не является авторской.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

Posts from This Journal by “заметки до востребования” Tag