?

Log in

No account? Create an account

солнце
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Заметки до востребования. Отрывок 274
  Фильм, в котором успел сняться в эпизоде Юлий Львович Вольф, пока мы путешествовали по советскому Крыму, назывался "Это мгновение". Маршрут у нас был такой: Геническ – Арабатская стрелка – Керчь – Анапа – по ГКХ – Гойтх – Лагонаки – Красная Поляна. Это был двухмесячный поход II категории сложности, горно-пешеходный. 1967 год, у меня в активе руководителя только "единичка". Нас никак не выпускали районные ответственные люди. Тогда Вольф, который тогда был районным турорганизатором, вдруг сказал на очередном трудном заседании комиссии (МКК):
  – Тогда я сам с ними пойду. Выпускайте.
  Нас тут же "выпустили", и Вольф пошел вместе с нами. Двигаться ему было очень трудно, донимала болезнь, она бывает у зрелых мужиков, которые всю жизнь таскали тяжелые рюкзаки.
  Вскоре Вольф стал объезжать на всяком транспорте участки нашего пешего маршрута, встречая нас в условленных местах. Во время одного из таких объездов его и засекла, как колоритный персонаж, съемочная группа фильма "Это мгновение". Я никогда этого фильма не видел, но знаю, что там Вольф свешивается с крыши вагона в окно и просит у пассажиров огонька для своей шикарной трубки.
  Вольф – большой, крупных форм человек с окладистой бородой и трубкой, учитель истории, одноклассник Михаила Анчарова и друг семьи Анчаровых на Благуше. Напрочь лишен пустословия. Он весом, полон достоинства, но ничуть не переполнен им. Говорит веско, коротко, афористично, в точку, в десятку. При этом может использовать свою трубку как указку. У него замечательная бензиновая зажигалка для трубки – целая конфорка, поджигающая табак в трубке со всех концов сразу. Всё, что он берет в руки, мигом приобретает какое-то дополнительное значение – ничего случайного в его руках не бывает.
   – Мне не понять это донкихотство, – сказал он мне на Арабатской стрелке, показывая на стоящие палатки, в которых копошились ребята. И добавил: – Но я кланяюсь ему.
   Тут же проказник Петька Суханов воткнул в рот короткую веточку с утолщением, изображая Вольфа с трубкой. Вольф поднес к нему свою уникальную зажигалку:
   – Давай. Но если у тебя в носу богатая растительность, ты рискуешь вдохнуть не то, что хочешь.
   Самозадержание на склоне отрабатывали и тренировали в песчаном карьере под Москвой, на его крутых стенах. Пантелеич, наш инструктор, был внизу за перегибом склона, мы его не видели. В руках он держал длинную веревку, привязанную к нашим голеностопам. Рывок – и летишь по склону вниз, стараясь принять позу лягушки, и отчаянно тормозя ледорубом. Тренировки были тяжелыми, нервными, но никто не роптал, а уж потом, в горах, на крутых склонах, снежниках и ледниках, – как мы благодарили Пантелеича за эти "мучения в песочнице"…
   "Тяжело в ученье, легко в гробу", – повторял нам инструктор старую альпинистскую поговорку.
   Гробов мы побаивались больше, чем смерти, потому что не знали что такое смерть. Старуха с косой в белом одеянии? Вряд ли. Война закончилась недавно, чуть больше десяти лет назад, от смертей все устали и хранили от этой темы наши нежные детские разумы. Разумы тоже чуяли в смерти что-то неладное и нехорошее и не очень старались приближаться к ней с целью познания.
   Пантелеич тем не менее говорил с нами о смерти. Он никогда не брал в горы тех, кто не боится высоты, и тщательно, по-отечески растолковывал нам что такое переживать тяжкие увечья и попасть в небытие. Вскоре даже небрежно завязанный шнурок на ботинке вызывал у нас неприятие, не говоря уже о кривых узлах и не просмотренных, "не перебранных" пеньковых веревках, которые могли быть повреждены и могли порваться на месте повреждения. "Непрерывность правильного" входила в подсознание как необходимое условие для любой деятельности в горах, да и на равнине тоже. Много раз в жизни я убеждался в мудрой справедливости этого условия безаварийной жизни.

(2017)
(с) Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Нумерация отрывков не является авторской. Все тексты написаны автором в тюрьме.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

Posts from This Journal by “заметки до востребования” Tag


(Screened comment)
>По юзерпику: юзерпик с солнцем, как один из вариантов, предложил Юра. Я согласна с таким предложением, так как данный юзерпик нейтрален и приятен для глаз.

Тут, фактически, дело в следующем, Злата:



(ИМХО, конечно...)

Ответ на Ваш комментарий от Златы

Извините, я не поняла ход Вашей мысли.

Я имею ввиду, что:

!): Снимки -- на юзерпике и на видео с архива au_tor -- весьма похоже, что сделаны с пренебрежимо ничтожной разницей во времени и изначально представляют собой элементы одной фотосессии. Либо, как вариант -- серии стоп-кадров из видеоролика, позднее реставрированных в графическом редакторе.

"): Тема с Братиком в Записках / Заметках Юрием Михайловичем разворачивается как "достаточно" знаковая -- равно как для него лично, так и для того процесса, что ныне прозывается Тропой.

А стало быть, по совокупности данных есть смысл предположить, что выбор данного юзерпика (как минимум -- в непосредственно актуальный период) чем-то важен для Юры, и таким образом... предпочтительней.

Что по моему мнению уже автоматически не просто дезавуирует претензии И. к данному выбору -- но низводит их вплоть до статуса самоопровергновенных.

Ответ на Ваши комментарии от Златы

Я обязательно еще раз уточню этот момент.
Спасибо
Злата

Пожалуйста.