?

Log in

No account? Create an account

солнце
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Заметки до востребования. Отрывок 404

...в 70х годах, после которого я получил должность (и ставку) генерального директора ЦВИРЛ - Центра восстановления и развития личности - станцию парного варианта Тропы (1987).

   Нижний Тагил встретил низкими темно-синими облаками, из-под которых проглядывало жесткое красноватое солнце. Присмотревшись, я понял, что облака образуются огромными - до неба - трубами какого-то предприятия внушительных размеров.
   Два детских дома, в которые я прилетел искать ребят, расположились впритык друг к другу, и несколько десятков ребятишек в большом, сводном дворе, разделенном хилой металлической конструкцией, сидели и качались.

"Качалкиных", которые в положении сидя безостановочно качаются взад-вперед, я уже знал по своему интернату. Первым "качалкиным" был Костик, которого мы забрали в свой интернат из другого, жуткого своей явью, карцером в подвале, безысходностью и непрерывным битьем.
   В ночное дежурство в родном инкубаторе я выходил раз в неделю. Дежурил и через пару дней после приезда новеньких. Бесшумно, как всегда, вступил в коридор со спальнями и сразу услышал странный звук в одной из них. Пошел на звук, вошел в спальную, там человек двадцать пять. Новенький мальчик Костик ритмично мотает головой, стучит ею по железной обечайке кровати. Я обомлел, первая внятная мысль обозначила эпилепсию. Эпилептические припадки я видел, но здесь что-то другое. "Что ты, малыш?" - сказал я и взял его голову в руки. Он не открывая глаз попытался преодолеть мои руки и продолжить движение. "Костик!" - позвал я и легонько встряхнул его голову в своих руках. Он открыл глаза и я понял, что он продолжает спать.
   Потрясенный, я ринулся со второго этажа на первый, где дежурила у входа в интернат наша общая любимица нянечка тетя Граня.
   - Тетя Граня, - зашептал я. - Там у пацана голова мотается, что это?
   - Как мотается? - спокойно спросила тетя Граня.
   Я показал, как. И добавил:
   - Он головой стучит по железяке.
   - А ты сядь рядом, Юра, и возьми его голову в руки и задом своим кровать-то покачай.
   - Как это? - удивился я. Мне был 21 год (1967)
   - Как люльку качают. Новенький, небось, стучит?
   - Да. Костик.
   - Не бойся, Юра. Во время войны все они стучали головами во сне и метались. Это ему ласки не хватает. С ним играть надо, обнимать таких надо. Каждый день. Ты пойди, обними его.

Я поднялся на второй, вошел в спальню и взял Костика на руки. И обнял. Он задышал спокойно и через несколько секунд спросил:
   - Юр?
   - Да, это я, Костик. Тебе что-то приснилось.
   - А мы где? - спросил Костик. - В (он назвал номер своего бывшего интерната)?
   - Нет, Костя. Мы у меня в шестом.
   - Уф, - сказал Костик. - Я не спал.
   - Тогда спи? - спросил я.
   - Ты не уйдешь? - спросил он.
   - Не уйду, - сказал я.
   Костик заснул у меня на руках. Убедившись, что он спит спокойно, я осторожно положил его в постель и пошел к тете Гране пить чай. Время было к четырем утра. Потом опять к нему. Он спал спокойно.
   Неделю я укладывал его так, чтобы он засыпал у меня на руках. Через неделю он уже не "стучал", спал легко, уголки рта стали подниматься вверх, лицо расправлялось.

   Мне показалось, что тагильских ребят на двух площадках человек шестьдесят. И все качаются. В приемной семье оставалось два места, я не мог взять всех, а очень хотелось. Подошел к одному из них и спросил:
   - Солнце светит, ветер дует?
    - Да, - сказал он, не переставая качаться.
   - Ветер где? - спросил я.
   - Тут, - показал он на грудь.
   - Ты хочешь идти, бежать или лететь? - спросил я.
   - Лететь, - сказал он, перестал качаться и посмотрел на меня очень внятно.
   - Полетишь со мной? - спросил я.
   - Да, - сказал он и встал.
   Второго нашли быстро, это был его друг, тщедушный и большеглазый, с фингалом под глазом.
   - Спроси, хочет ли он с нами полететь за грибами, - попросил я своего первого "крестника".
   Я никогда не обманываю, поэтому мы сразу отправились в лес за грибами, когда прибыли к месту назначения.

   Большего сделать для Нижнего Тагила я не смог. Забрал двух "качалкиных" в хорошее место. Но вернуться хотелось всегда. Я должен был туда вернуться, но жизни на это не хватило. Не может быть дома, где сотни детей и не может быть двух таких домов, сопряженных на одной территории.

   Нет, больше никто не просился с нами, все смотрели сквозь нас, мимо нас, и качались, качались, качались.

   Раскачка - способ умерить массивную сенсорную депривацию на фоне гиподинамии. Встречается у интернированных и перенесших психологические потрясения детей и у заключенных, находящихся в неволе больше двух-трех лет ("крытка"). То есть, когда укачиваешь сам себя.
   наверное, Нижний Тагил очень хороший город, но при этом двузначном имени перед глазами и в груди сразу возникает шесть десятков качающихся ребятишек и низкое солнце сквозь пелену трубного дыма.

(2017)
(с) Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Все тексты написаны автором в тюрьме.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com


Posts from This Journal by “заметки до востребования” Tag


"Два ДД рядом" -- это либо "детский городок" (ныне там ДД уже целых четыре), либо корпуса 5-го ДД для ЗПР на Вагонке. Либо "пятнарь" и УВК на Вые, но они друг от друга через дорогу стоят.



Нравы старшака в ДГ -- это ещё с 20-ых годов прошлого века тянется. Старая рана. Да и история супругов Солдатовых из 3-го ДД -- тоже тагильская.

Edited at 2018-08-20 07:57 pm (UTC)

А что за история супругов Солдатовых? Расскажите
Злата

Да громкое уголовное дело было в 2006.
Вкратце -- директорша детдома устроила на работу своего мужа, воспитателем. И понеслось.

Ссылка раз.

Ссылка два-с.

Ссылка три-с.

А вот и само это прискорбное место:


Edited at 2018-08-21 03:01 pm (UTC)