?

Log in

No account? Create an account

Tropa
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Заметки до востребования. Отрывок 269
   После того как Яржомбек выступил на конференции РПЦ с докладом о том, какая Тропа секта, батюшки усмотрели в наших хрумбряках и шкраклях признаки язычества. Я засмеялся и предложил им закрыть все игрушечные магазины и заменить их на церковные лавки. Батюшки остались серьезными и вскоре похерили нашу программу Ассоциации педагогически ориентированных Клубов ЮНЕСКО РФ, программу светскую, в которой Будда и Христос стояли в ряду великих исторических личностей, оставивших человечеству наследие, требующее вдумчивого изучения. Тем яснее мне теперь подвиг туапсинского батюшки, который во всей этой каше продолжал приходить к нам каждую пятницу на выходные, жил с детьми, ел с ними одну пищу, работал и жил, как они, и беседовал с ними.
   Растрепанный, испуганный Гонец девяти лет, дежуривший один на приготовлении завтрака, ворвался ко мне в палатку затемно и испуганно зашептал:
   – Юр! Но на всех же не хватит! Как же тогда будет?!
   Я подумал, что он про кашу, и посоветовал сделать порции чуть поменьше, дав длинным добавку.
   – Нет, я про души, – сказал Гонец. С половника, который он сжимал в руке, капала мне на спальник манная каша. Оказалось, что за варкой каши он вдруг понял, что людей на Земле всё больше, но откуда же возьмется столько общей души, чтобы разделить ее на всех?
   – Отстань, – сказал я. – Батюшка придет – у него спросишь. Я не знаю.
   Гонец отстал, додежурил нормально, а когда пришел батюшка, обратился к нему со своим вопросом.
  – Как тебя зовут? – улыбнулся батюшка, всматриваясь во встревоженное Гонечье лицо.
   – Федя.
   – Ты умеешь зажечь один костер от другого, правда, Федя?
   – Да, – сказал Гонец.
   – Ты можешь от своего костра зажечь два или много костров, и твоего огня не убудет?
   – Да! – обрадовался Гонец. – Я понял! Спасибо! Спасибо…
   Он поцеловал батюшке руку и сделал это от души, от всей души, с которой только что священник снял тяжелейший груз: в любом получении любого блага Гонец всегда строился последним, первым он был только к работе, особенно к тяжелой и монотонной. Он явно мучился до батюшкиного ответа тем, что именно он – лишний на Земле. Я бы никогда такого ответа не придумал. Такого простого ответа о природе души, о ее неотмеряемости.

   Тут надо пояснить еще, что Гонец тогда был занят периодом самоиспытаний и самосовершенствований. Дежурных, готовящих пищу, всегда двое, одному справиться почти невозможно, но каждый может запросить для себя одиночное дежурство, всё подготовить и приготовить, раздать, убрать, помыть, расставить. Тот, кто нормально отдежурил день в одиночку, ничего не получал, кроме уважения и признания. Его присутствие, его голос становились весомее, любой хотел бы сидеть рядом с ним в костровом круге. Некоторые решались на одиночное дежурство после нескольких лет на Тропе, когда им было уже по 13-14 лет. Гонец захотел одиночное и исполнил его с блеском в свои девять лет.
   Он и в школе в родной Одессе в свои 9 лет уже учился в 8 классе, с блеском и треском проходя каждую годовую программу за 3-4 месяца. Гонец был уже готов и Тропу вести, но ранняя смерть остановила нас. Федя Кузьминский, лесное имя – Гонец. 1980-1991 гг – его жизнь. Будущий руководитель (навигатор) Тропы.
   Посмотрев старый черно-белый фильм "Повелитель мух", он первый заметил грустно:
   – Взросляк бы взяли себе в советники, и абзац. А то хочульники развесили и понеслись. Жалко…
   "Одухотворенное лицо", говорят про такие лица, как у него. Там не имеют значения плакатно выверенные черты, красотой полнит его, красоту дает сама одухотворенность. Я не могу представить какое-то "среднее", "номинальное" лицо Гонца. Оно всегда было очень разным, но в каждый миг удивительно живым и адекватным происходящему моменту. Нет, он не стремился быть последним в очереди за благами, я неверно сказал. Он вообще отсутствовал в этой очереди. При этом Гонец никогда не терял и не снижал своего достоинства, он был уважаем. Это было уважение группы к зенице ока, своего ока группы. Само его присутствие было гарантией, что в группе все будет хорошо и не пойдет наперекосяк. Такие дети еще в раннем возрасте уже выдают себя качеством Игры и теми чертами, которые я избегаю тут называть, чтобы не устроить на них охоту.
   Они бесспорно уже видны с 4-х-летнего возраста, но часто и с двух лет. Эти люди составляют соль земли, и я стал бы предателем и негодяем, если бы рассказал как их распознавать. За ними ринулись бы потребители, все, кто хочет их поставить себе на службу, но они не подчинены служить другим людям, они гибнут на такой службе – сходят с ума, самоубиваются. Храни Вас Бог, ребята. Вы надежно защищены от раннего распознания теми, кто хочет подчинить вас. В первую очередь – простотой этого распознания, которая не придет ни в какую аналитическую голову. Только дети, старики и собаки видят вас, только Бог ведет вас, берегите себя, но именно этого вы не умеете, не можете. Вам кажется, что все вокруг выше вас или такие же, вы внутренне убеждены в этом.
   Да, есть знания, которые нуждаются в "защите от дурака". Мурло – не дурак, конечно, он знает, что умён и смекалист. Вот пусть и катит дальше со своими мурлятами, животный человек, главный враг человека человеческого. Не будем его задерживать, правда, Гонец? Ты для него просто Федя – одаренный, стратегический материал для укрепления и прославления его власти. Власти над тобой, надо мной, над всеми. Чувствуешь, Гонец, какая ахинея в голове у этого мурла? Ему хочется познавать всякую блоху, чтобы у нее на подковах различались серп и молот.
   Не бойся их, Федр. Тебе уже ничего и никого не нужно бояться, как и мне. Их цикута – покорение мира, пусть ее пьют. Познание и покорение – разные занятия, слава Богу. Тупые живодеры не про нас, да и мы не про них.

   Отдежурив день одиночно, после ужина, закончив все дела и сдав лагерь ночным, ты заулыбался и расплакался одновременно. Каждый из нас в этот миг хотел быть рядом с тобой, но каждый и понимал, что нельзя в этот миг быть рядом с тобой: ты выстрадал свое рабочее одиночество, ты заслужил его, и никто рядом. Я уже не помню, – кажется, ты работал "с правом помощи", но все равно не понять, как девятилетний худышка с неопытными руками может осилить такую работу, хоть и "с правом помощи". Ты ведь и всю свою жизнь провел как этот день, именно провел, а не прожил.
   "Как я провел лето", "Как я провел жизнь", – напиши что-нибудь, мы прочтём. Мы обязательно прочтем, я давно читаю твои знаки и хорошо отличаю их, только молчу об этом, чтобы не подумали, что сдвинулся от горя. Первое, что я, проснувшись, обнаруживаю – это то, что тебя нет, а уже потом – "где я" и всё остальное. Что ещё.
   Любое внешнее копирование Тропы обернется бутафорией. В то же время любой символический элемент Тропы привносит ее в любое хорошее дело. Парадокса в этом дифференте нет, бездумное копирование всегда будет без результата, а сердечное принятие даже одного символа даст результат. Так устроена Тропа, что символ потянет за собой многое всякое другое, вплоть до содержания и результата. Или вылетит, загодя отторгнутый конфликтующей с ним системой. Но скорее всего – потянет.

   Места наших лагерей найдешь по дружелюбию там природы во всех проявлениях. Как есть "память воды", так есть и "память Тропы".
   Если будешь шить ребятам тропяную одежду – смотри в атласы акупунктуры, не в современные, а в древние, и взаимосвязанные точки общения между людьми не закрывай материей. Никого не стриги налысо, кроме вшивых. Волосы так же нужны, как глаза и уши. Имеющих две макушки нигде не оставляй с краю. Я много чего не успел написать, постараюсь добавлять "в телеграфном стиле".
   Принимай помощь только от чистых людей. Никакая грязная копейка в Тропе работать не будет, а то и несчастье принесёт, будучи помноженной, – на Тропе всё множится. Если захочешь запустить Тропу, посмотри, есть ли куда из нее выпускать. С 2000-х было уже некуда, хоть у себя оставляй. Когда здоровые площадки и площади исчезают из социума, можно работать на закрытые системы – детдома, интернаты, оздоровляя там обстановку, помогая поддерживать гуманистические векторы. Но таких здоровых закрытых систем в стране единицы, а сейчас, может, и вообще не осталось.

   В общем, смотри куда выпускаешь. Три года сказки и мордой об асфальт – не надо.

   Последними творцами стиля жизни были "шестидесятники". Тропа опиралась на них. После – не знаю, чтобы кто-то равнялся им в таком творчестве. Микрогруппы – не в счет, нужны хотя бы микросоциумы.

   Тропа, не признанная в социуме, наплодит изгоев.
   Самая существенная разница вот в чем. На Тропе ценно быть (становиться) самим собой, в социуме – быть (становиться) "как все". На беспризорных 80-90-х Тропа должна была работать по схеме, когда она имеет подбрюшья в виде "Орленка" и "Океана". Так было в нашей тогдашней программе "СОС-Дети", но она сгорела в кабинете Шабдрасулова, как мне сказали.

   Принуждение к истине – путь науки. Пусть она, если хочет, идет вслед за нами, подтверждая или отметая. У нас же нет времени на принуждение – само Состояние Познания его не даёт. Со стороны это кажется трюком, но я уже объяснял, что это – не трюк и, возможно, что-то сумею объяснить ещё. Во всяком случае жажда принудительной истины с Состоянием Познания несовместима.

   Еще, а то забуду.
   Зрелость группы, ее готовность к решению сложных ситуаций и проблем можно легко проверить следующим образом: попросите группу самостоятельно разделиться на две равносильные команды для проведения командной спортивной игры (футбол, волейбол и т.п.) Если силы саморазделенных команд действительно будут близки, – группа созрела. Примечание: исключите из процесса разделения случайные факторы типа жребия или слепого варианта "митки-матки, чьи заплатки?". Разумеется, способов "замерить" состояние группы много, но вот хоть один я успел назвать. Нет, я совсем не против строгой науки и ее мышления. Я только о своей личной неспособности в ней ползти. Она дает мне знания тоже в ощущение. Она их даже навязывает, они же истинные в отличие от всяких эвристических выкрутасов.

   Но вот прошла жизнь, эвристические выкрутасы проверены. И оказалось то, что оказалось. Я не знаю истины и где она сейчас, но пути, ведущие к ней, намечены. Для меня, конечно, для меня. Но есть предположение, что конструкции, построенные на завиральных сверхценных идеях успешно работать бы не стали. Еще одно предположение: я мог действительно докапываться до зерен, но неправильно (образы и термины) метил свои путешествия и раскопки, пользовался собственным языком и своей логикой, поскольку атрибуты науки мне не были известны. Возможно, так, но почему тогда "спускаясь" по дереву смыслов к корням, я обнаруживал настоящие, не придуманные корни явлений?
   Загадал самому себе загадку – отгадывать некогда : )
   Пес с ней.

   "Я мыслю, следовательно, – существую". Существую, но не живу. Чтобы жить, надо чувствовать. Вершины человеческой жизни не обязательно являются вершинами человеческого духа. Говорить об этом легко и просто – мурло не может пощупать ни мысль, ни дух. У мурла всегда большие проблемы с нематериальным. Да, они не знают никакой выгоды кроме личной и не понимают, как другая может быть. Понятием личной выгоды они обмазывают весь мир и совсем уже перестают его понимать, воспринимать адекватно. Интересно разобраться в детстве тех, которые манипулируют мурлом, под мурло маскируясь, хотя мурлом не являются. Про себя я их называю "бонч-бруевичи" или "луначарские".
   Жена Бонч-Бруевича жила с нами в одном подъезде на Новорязанской, звали её Анна Андреевна. Или не жена, другая близкая родственница. Чтобы пойти на 5 этаж к Анне Андреевне, нужно было умыться, "подобрать внутрь эти ужасные шнурки" и вспомнить все вежливые слова, о которых во дворе как-то забываешь. Анна Андреевна была небольшой тихой сухонькой старушкой, живущей среди мощных зарослей фикусов и алоэ. Не помню, чтобы у нее верещала черная тарелка репродуктора, – в квартире всегда было тихо, будто она боялась пропустить чей-то негромкий стук в дверь. Достаточно было совсем легонько поскрестись, и вскоре она уже открывала – приветливая, тихо и непрерывно говорящая множество комплиментов. Комплименты всегда касались умственных возможностей, добросердечности, воспитанности, но – никогда – каких-то внешних атрибутов, вроде "ах, Юрочка, от кого у тебя такие ресницы!" Мне такие интеллектуальные похвалы нравились, я чуть раскланивался, но никогда не находил – что можно было бы ответить. Сказать, что у неё тоже "глаза начитанного ребенка"? Глупо.
   Когда дверь к Анне Андреевне открывалась, сначала возникал ее лоб, чистый, высокий, с не спрятанными морщинками, потом брови и круглые очки, а потом всё остальное её чистое продолговатое лицо. Листья фикусов и алоэ были заботливо протерты от пыли, что не делало их свежее, – мелкие островки застарелой пыли оставались в труднодоступных местах. Не помню, чтобы капала вода из крана или тикали часы, – всё остальное состояло из неприкасаемой тишины. Пол был устлан половичками, ковриками, приметными несоветскими дорожками. Странно было смотреть на квартиру точно такую же, как наша, но при этом совсем другую.
   Будто бы только что в ней кто-то умер.

   Звонкий скрип трамвайных колес, звонки и гудки наполняли улицу, всё это было чуть приглушенным здесь, на пятом этаже, а на столе стоял просвеченный солнцем графин с чистой водой. Рядом с ним был один граненый стакан.
   "Ужасные шнурки" на ботинках были просто старыми, много раз связанными на разрывах. Новые мама (бабушка Татьяна Андреевна) уже купила, но сказала, что я мог бы их вставить сам. А я всё забывал, да и не очень хотелось, – я всегда привыкал к вещам, а они – ко мне. Где-то разбросаны остатки фото и видеоархивов Тропы. На нее не будет спроса пока не понадобится нравственная реабилитация… Кого? Мурла? Всё-таки, – страны. Я не знаю, как сохранить эти остатки. Наверняка на них была охота в поисках порнухи, которой там никогда не было. Что-то просто растащили. Что-то пропало "загадочным образом". По мне, так для опознания любой системы нужно несколько секунд видео, но кому-то нужно больше. Объективной, умозрительной Тропы, годной для описания, не существует. Она всегда лична, субъективна.

   Опять пропал потоковый текст.

   Реабилитационная система – это не то, что ты построил. Она – ты сам, вместе с тем, что построил, пристроил к себе. В нашем случае – даже не построил, а помог самостроительству. С тобой эта система стала реабилитационной, но на самом деле все еще проще: живешь свою жизнь, и больше ничего. Если кто-то тебе расскажет где грабли лежат – замечательно. Но то, что для одного грабли, для другого лопата, а для третьего – цветочки полевые.

(2017)
(с) Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Нумерация отрывков не является авторской. Все тексты написаны автором в тюрьме.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

Posts from This Journal by “заметки до востребования” Tag


Приют Семи. Гонцу. Автор - Юрий Устинов
http://lib.ru/INDEXLESS/ustinov/priut/

* * *


Гонцу

Мои последние глаза остановились.

Мимо тебя смотрю.

Наклонишься надо мной - сквозь тебя.

Сквозь тебя хорошо смотреть, ничего не видно, такая у тебя плотность, что ничего не видно сквозь. Рукав твой пахнет как с мороза, ты пахнешь тобой, и ничего не надо видеть, только вдохнуть.

Очень надо вдохнуть. Все живое дышит, и мне надо вдохнуть тебя, хоть немножко.

Ладно, - хоть услышать.

Звуков-то почему нет? Я знаю, что ты кричишь, а звука нет. Кто-то выключил звук. Не кричи, я не слышу.

Я только помню.
22.03.92.



Edited at 2018-08-09 03:01 am (UTC)





Отрывок 320:


> Чумазый Волчик улыбается на неизвестном мне кадре где-то в архивах Тягны-Рядно. Улыбка у Волчика удивленная, вот-вот расхохочется, услышав вопросы длинномикрофонной Веры. Тайк разъяснит ей взаимоотношения с добром и злом на примере электричества, а Гонец забеспокоится в свои девять лет о конечном объёме общей души.

Помнится, когда ещё первый раз прочитал этот фрагмент -- вспомнил о так называемой "Аксиоме Коула":

"Сумма Разума на планете -- Величина постоянная; население постоянно растёт."

А кто такой этот Коул и чем помимо этой аксиомы славен? Гугл хранит в ответ молчание, словно советский партизан на румынском допросе.

А затем вспомнилось из ЗКР, кн. 4:

>...-- Вот видишь, значит, и тебе известно, что взгляд ласкающий приятное внутри тебя тепло создаст. И разрушенье, холод иной приносит взгляд. Много крат сильней в дни первые был взгляд у человека. Создатель сделал так, что все живое стремилось быть согретым этим взглядом.
-- Куда ж сейчас вся сила взгляда человека подевалась?
-- Не вся. Ее еще достаточно осталось, но суета, поверхностность мышленья, иная скорость мысли, лжепредставленья сути и вялость осознанья туманят взор, раскрыться не дают тому, чего все ждут от человека. Тепло души у каждого внутри хранится. Ах, если бы у всех ему всему раскрыться! Вся явь в прекрасный первозданный сад смогла б преобразиться.
-- У всех людей? Как было вначале у Адама? Такое разве может получиться?
-- Все может претвориться, к чему, от всех сливаясь в единое, людская мысль стремится.
Когда Адам один был, то сила мысли у него была такой, как человечества сейчас всего....


И вроде бы тут легко придраться. Дескать, "Душа и Разум -- не синонимы". Но это только если быть не в курсе некоторых особенностей кедрозвонского дискурса. Науки Образности, например:

>-- Отец, Владимир, в песнях своих много образов создал. Они потом построили и сохраняли долго государство. Жрецы, потомки первых тех жрецов, с их помощью религий множество создали, захватывали в разных странах власть. Лишь только одного жрецы не знали, когда использовали образы с корыстной целью. Жрецы не знали, как навсегда, навечно образы себе служить заставить. Теряли силу образы у тех, кто их стремился собственной гордыне подчинить. Кто...
-- Постой, постой, Анастасия. Я что-то никак про образы понять не в силах.
-- Прости, Владимир, ты меня за непонятность изъяснений. Сейчас попробую расслаблюсь, соберусь, все по порядку о науке, из всех наук главнейшей, расскажу. Наукой образности называется она. Все от нее науки древние и современные идут. Ее жрецы на части расчленили, чтоб главное навечно утаить, чтоб свою власть над всем земным навечно сохранить, передавая устно знания о ней своим потомкам в подземных храмах. Итак, они стремились тайну сохранять, что их потомкам, сегодняшним жрецам, лишь тысячная часть науки той досталась. Но тогда, когда все начиналось, у жречества намного лучше получалось.


И, пожалуй, ещё одна цитата тут подойдёт:

Сознание для Разума не нужно, однако, чтобы не накрыло эпилепсией от любого креста и вообще прямых углов, совсем не помешает.

(с), Джеймс Уоттс, «Ложная слепота»


Таким образом, совсем недалеко до вывода, что Сознание — «наукоёмкий» аналог Души, способность некоторых живых существ отражать окружающую действительность, мыслить, осознанно реагировать на изменения в окружающем мире. Но и этот термин, впрочем, тоже оброс каким-то неимоверным количеством спекуляций психологического, философского и «ФГМ»-ного толка...

И вдогонку ещё стоит упомянуть изумительно мудрую книгу С. Слепынина: «Сфера Разума». Там и некоторые подсказки имеются.

Edited at 2018-08-09 08:10 am (UTC)





Edited at 2018-08-09 06:49 am (UTC)

Юр, этот "яромбжек" - ты не первый, кого он "распинал" по "поручению и гражданской позмции". Как говорил Есенин - "человек - говно, и писатель - говно". Он на твоей ИСТОРИИ очки себе зарабатывал. Теперь он "уникальный поэт", который к поэзии имеет такое же отношение, как ты к Минобру. Зато - сколько всякого .... кто сегодня готовы его сравнить с Луферовым и Бережковым! Они даже вместе с Бережковым иконку состряпали из его "художеств" и ювелирки Володи Бережкова... Теперь, это оказыться, это - "религиозность". Хотя, надо отдать должное "яржомбеку", он, по его словам, настолько далек от религии, насколько далек от порядочности. Эта сявка всю жизнь за деньгами бегала, еще с Камчатки. Вот ты и стал очередной "разменной монетой" в его "творчестве".
Самое противное - это не он. Самое противное - это те, что до сих пор сопли размазывают от его "поэзии" и "бардизма-ягизма". "Художник", епрст... Где бы он был, если бы Володя Бережков его в свой "бизнес" не взял...