?

Log in

No account? Create an account

Tropa
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Заметки до востребования. Отрывок 375-1
   Решим вопрос о самоуправстве и волюнтаризме в воспитании дорисовыванием, дособиранием, заполнением. Здесь работают моральные и нравственные категории, ограничения и мотивации. Твое представление о человеке не может быть верным, он сам и любой другой представляют его иначе. Если ты скажешь: "Я знаю, как надо", – пойди застрелись. Никто не знает как надо, включая его самого. Сколько людей – столько вселенных, столько путей внутри Единого Сущего в поисках Его. Так он ищет Себя.
  Но у каждого человека есть своя доминанта. Она выражается в цвете, звуке, образе, графике, рисунке ушной раковины, узоре пальцевых линий и линий ладони, в почерке и обертонах голоса, походке и привязанностях, – во всём, что несет этот человек, во всех его проявлениях. Первые доли секунды общения с ним подскажут тебе – насколько ваши доминанты (основы) резонансны, по встрече ваших взглядов пробежит зеленый луч, зелено-золотистый, теплый, надежный, упругий. Ты почувствуешь родство с этим незнакомым человеком, и он почувствует тоже. Ваши Музыки Небесные вступят в ладный дуэт, а в случае с группой – ансамбль, ты будешь чувствовать его лучше, чем себя, и при следующей встрече можешь сказать: "Привет! Как ты меня чувствуешь?", и он улыбнется, понимая тебя. Его интересы во вселенной – не меньшие, чем твои, и ты своим существом теперь уже утверждаешь его и ваши интересы во вселенной, какой тут волюнтаризм? Никакого холодного конструирования его личности ты себе не позволишь, если ты не окончательный пламенный дурак и не козел-царь природы.
   Взаимовыбор Ученика и Учителя должен быть свободным, что неудобно любому государству, любому аппарату насилия и пропаганды, любой машине распределения благ и репрессий. Но только в свободном взаимовыборе ключ к совершенствованию обоих, а не в вынужденном, насильственном соединении в одном прямоугольном помещении случайного набора людей, сидящих спиной друг к другу. Это камера хранения, а не школа, и хранит она только тела, а не души. Лучше бродить стайками по городу, по саду и лесу и выбирать Учителя, который нужен тебе для распаковки смыслов и нового их поиска, который ждет и ищет тебя, не думая о зарплате и разнице "в труде и в личной жизни". Сады Академии, похоже, были таким местом. Последним на Земле?
   Первые, еще кировоградские, школы Михаила Щетинина были свободными внутри. Снаружи был всё тот же социум, разделенный мерками прямого угла, а у Михаила Петровича ученики, придя утром в школу, выбирали себе на день предметы и учителей. Переменок не было, переменой являлся весь школьный день, – математика чередовалась с ритмикой, физика с физкультурой.
   Фрагменты свободного обучения содержали в себе и многие образовательные структуры середины 60-х годов – периода взлета надежд, отогревшего общество до состояния оттепели в послесталинский период. Те же коммунарские отряды и клубы взяли на вооружение новую тогда "педагогику сотрудничества", отвергнув "педагогику требования", при которой выполняющий требования ученик безусловно выше, чем думающий. К середине 70-х годов думающий ученик был окончательно вытеснен в микросоциальный и социальный низ бездумно исполняющими требования начальников детей, а обретенные в 60-х общечеловеческие ценности завяли в застойном воздухе государства, ведущего холодную войну за идеологическое господство над соперником, имеющим материальное превосходство.
   Думающий солдат никакой войне не нужен. А думающий гражданский специалист прямо опасен для государства, ибо мысль всегда разрушает мертвую репрессивную структуру, в какие бы лозунги она ни рядилась и какими бы пушками-ракетами себя ни обставляла.

   Думающий – значит чувствующий. Чувствующий – значит моральный. Если отодвинуть в сторону муляжи типа "коммунистической морали", "морального кодекса строителя коммунизма" и тавтологической "народной демократии", то вполне отчетливо видны корни уничтожения образования и замены его бодрящими блюдами из пропагандистской кухни. Между очарованием прагмы и очарованием идеи не один век мечется российский народ в ожидании нравственной реабилитации после каждого очередного броска в крайность. Вместе с "линией партии" мечется и образование, впадая в грех спекуляции, подтасовок и умолчаний и производя на свет совершенно разные поколения в разные свои исторические периоды, мелькающие как ярлыки банановых республик даже в одни и те же идеологические времена.
   Заставить людей сызмальства перепутать Родину с государством, а наместника с Гоподом Богом, – сложная ли задача?

   Хрущевская оттепель пробила не зарастающую брешь не только в "железном занавесе", но затронула и панцирь коммунистического сердца, толкающего чужую кровь в своих утопических интересах. Мы вдруг стали открывать себя, свою страну, свою планету "как есть", а не как "Свадьба в Малиновке". Физики и лирики, малыши и карлсоны, винни-пухи и пятачки, волки и зайцы, чебурашки и крокодилы как разные, иные друг от друга, а не "все как один" наполнили наше сознание, подтверждая, что у реки два берега, что если она течет слева, а ты переправился на другой берег, то она будет течь справа. А уж в истоках реки и паром делать не надо, шагни шаг – и ты на другом берегу.

   В истоках ищи пути познания и изменения чего угодно. В истоках мотивируй и легко проводи любую терапию, но не "все как один", а каждому быть самим собой. В истоках даже зелено-золотистый луч не нужен, там светит зелёно-золотое солнце.

(2016)
© Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Нумерация отрывков не является авторской.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com