?

Log in

No account? Create an account

Tropa
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Заметки до востребования. Отрывок 253
   Одни думают, что жизнь – это боксерский ринг, другие – что жизнь – шахматная партия. Поединок шахматиста и боксера всегда заканчивается одинаково, но где в нём победа? Это разберут потомки, непредвзятые и не зашоренные люди.
   Здравствуйте, люди и животныя. Благодарю за теплый прием, но давайте сразу перейдем к делу. С животными всё увлекательно просто. Люди забыли, что такое водопой, направления и силы течений; их личные территории перепутались, по ним, бесхозным, шастает кто попало, а как сообщество они стали чувствовать своей территорией всю Планету. Вам, носастые и хвостастые, всегда нравились бесконфликтность и природосообразность моей маленькой стаи – на Грачёвском подъеме олениха оставляла у нас олененка и забирала его, возвращаясь сверху. Папашистый медведь с заката до рассвета охранял наши слонопотамки от грызунской мелочи, чем положил начало в написании трактата "Мусорка как средство общения".Трактат, правда, еще не написан, но средство общения интенсивно работало все сорок лет Тропы. По её виду мы научились определять, кто губернатор в этом участке леса и каковы его отношения к губернируемым. Мы научились двигаться так, чтобы не вызывать у вас опасений. И оказалось, что именно так двигаться целесообразно, продуктивно и красиво. Простите, что Вовка в 69-м наступил в альпике на гнездо. Вечером он плакал, а когда вырос – стал экологом, но погиб на одной из локальных войн. Он ходил лучше всех, но был убит на склоне, возможно – отвлекся в траву, чтобы не повредить гнездо.

   Деревья принимают смерть стоя, у них нет коленей, чтобы ползти и выпрашивать пощаду. У них нет ног, чтобы убежать от человека с топором или бензопилой. Они не могут стряхнуть с себя огонь или продукты химической обработки. За все это мне конкретно попало от трех акул в штатском сидевших в кабинете сбоку от ЦК ВЛКСМ.
   "А кто же будет брать в руки автомат и защищать Родину! – кричали они шепотом. - Нет, такая педагогика стране не нужна!".
   "Государству она не нужна, а не стране", – подумал я.
   Своей боязнью обидеть деревце мы обидели власть.
   "Никто вас политически не преследовал!" – шепотом кричит судья.
   Ну да, никакой политики во взаимоотношениях с природой нет. Одна сплошная уголовщина.

   ...Видение.
   Привиделось странное, будто на всех ключевых должностях во множестве своём один и тот же человек, славный наш Пересидент и Вертикакаль власти нашей. В троллейбусе водитель обернулся – это он; в телевизоре новости ведет, в регистратуре сидит в поликлинике, и он же в кабинете врача меня принимает. Возвращаюсь домой – у родителей и у детей всё то же его лицо, и полицейский на углу – тоже он. На всех портретах в энциклопедии, вижу, он. У всех соседей обоего пола тоже его лицо. Я побоялся к зеркалу идти. Вызвал психиатра и лёг спать. Кто, думаете, приехал? Я не знаю, кто приехал, их там целый автобус.

   Я никогда не был лидером. Потому что быть лидером так же стыдно, как не быть им там, где он есть. Горизонтальное устройство сообщества подобно кругу людей вокруг огня и не следует ни в чём ни классной комнате, где большинство унижено глядением в чужую спину, ни пирамиде, где все существуют для того, чтобы наверх поднялся один. В горизонтальном обществе никакая схема - система подавления невозможна, пока оно само, естественно развиваясь, не выделит такую систему для купирования своих собственных крайних экстремальных проявлений. Именно проявлений, а не чувств, помыслов или состояний. Умные сообщества считают экстремизмом как раз появление универсального лидера и защищаются от такой дикости. В реальной ситуации, имеющей конкретные параметры, текущим лидером становится и является тот, кто компетентен именно в ней принять координацию. При грозе действия группы ведет один, на экскурсии в Эрмитаже – другой, при наведении переправы их вообще бывает двое – по одному на каждом берегу. Смена ситуаций меняет "лидеров", чередует их, сооружает из них цепочки и бутерброды. Чем качественнее группа, тем качественнее ее жизнь, следовательно, и ее действия в разных ситуациях, включая экстремальные. Тем плавнее и незаметнее переходы от одного "лидерства" к другому. В хорошей группе такие переходы просто не обозначаются, они естественно автоматичны. В монтаже жизни, если сравнивать ее с видеомонтажом, такие переходы называют "растворение". Они естественны, как диалоги.
  Взросляку группа делегирует более крупную, более стратегическую координацию. У вечернего костра на круговом разборе прошедшего дня так и идет спрос, – с ребят – по локальным ситуациям, со взрослых – по-крупному. Это вплетено в общую жизнь, оно естественно и не требует никаких предварительных оговорок. Хорошая группа хорошо чует и понимает масштабы ответственностей. При этом каждый всегда ответит за каждого, включая себя, ответит за всех, а все ответят за одного. Свободно, без натуги, иногда чуть волнуясь, – смотря о чем речь. Цена слова на Тропе высока.
   Круг у костра никто не скликает, он собирается сам, когда густеют лесные сумерки и огонь костра выступает на первое место в мире. У вечернего круга есть тысячи своих подробностей, он – жизнь, но он и игра, та самая, по-Хёзинговски. Круг – ауторефлексия группы, но он и ее культура, когда любая культура начинается с культуры диалога, в т.ч. человека и сообщества.
   Расскажи мне обо мне, я расскажу тебе о тебе или как угодно еще – в этих подробностях зарыты такие возможности для самостояния группы, что их трудно переоценить. Люди, говорящие в круге, становятся внятными, цельными, а сказанное слово влечет за собой ответственность, значит – свободу. Костер отразит праздник свободы на сосредоточенных лицах, блики огня делают их подвижными, раскрывая все новые неведомые грани человеческого сознания. Такая светомузыка на лицах запоминается навсегда, даже смерть не отодвинет ее в забвение.
   Культура огня, культура речи, диалога, культура песни, все виды культуры, вызывающей резонанс у сообщества, – великий бесценный праздник любого сообщества. Это и есть его восторг, его не проходящее главное Со-Стояние, которому еще нет названия, ибо оно и социо-, и культуро-, и природное. Одновременно, но и д <.....>.

(2016)
© Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Нумерация отрывков не является авторской. Все тексты написаны автором в тюрьме.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

Posts from This Journal by “заметки до востребования” Tag



>За все это мне конкретно попало от трех акул в штатском сидевших в кабинете сбоку от ЦК ВЛКСМ. 'А кто же будет брать в руки автомат и защищать Родину' - кричали они шепотом. 'Нет, такая педагогика стране не нужна!'
'Государству она не нужна, а не стране' - подумал я.


Самое время сделать здесь очередную попытку компиляции различных мыслей о Тропе, рассыпанных там-сям по сети.

С уважением, но теория о "банде педофилов" таки именно в этом моменте выглядит выглядит хуцпой вообще и "кrовавым наветом" в частности. И с некоей высокой Вероятностью, таковыми и является. Просто чем глубже я пытаюсь вникнуть в эту историю, тем больше натуральнейшим образом офигеваю от эпичности и масштабности подставы. Это, по значимости, примерно как небезызвестное "дело Саблина" (моряк, кап-три, "Сторожевой"). Только если то для ВМФ в частности и силовиков вообще, то "Дело Устинова" -- для гуманитариев из КСП и неформальной педагогики.

В результате -- Высокая Теория Воспитания, о небоходимости каковой столь бардзо рекли, например, братья Стругацкие, в ХХ веке так и не была полностью сформирована, а здоровенный пласт гуманитариев затаил отдельную пластунскую смертельную кококо-обидку на советскую власть. Примерно, повторюсь, как силовики за "дело Саблина" несколькими годами позже. Ни то ни другое ни строю ни государству на пользу -- сюрприз-сюрприз! -- не пошло.

>>Из сказанного и услышанного ранее можно и должно заключить, что школа (например) выродилась в машину по причинению и нанесению контингенту негласно оговариваемого комплекта морально-когнитивных увечий.
>Увечий? Да нет, все несколько сложнее. Школа - фабрика по закладке социальных рефлексов. Помимо всего остального, носители одинаковых социальных рефлексов - идеальные детекторы "свой-чужой". Выпускники школы - носители общепринятых механизмов приспособления к жизни в "большом мире". Образование здесь вторично, как и упомянутые Вами увечья. Впрочем, людям, получившим классическое, домашнее образование, умницам, умеющим думать, по умолчанию, следует выделять социальные резервации или же им приходится мимикрировать под окружающих. Выделяться - чревато.
>Здоровый физически и морально человек вызывает у толпы калек законное раздражение. Ну как так, думают они, мы-то не хуже. А далее - все по стандарту.
>Именно по вышеназванным причинам, нанесением морально-когнитивных увечий дело не ограничивается. В институте и школе, помимо всего прочего, люди приобретают наборчик хронических заболеваний.Вполне соматических. Опыт борьбы с партизанами всех мастей, давно убедил власть, что подданные должны быть чем-то, да больны. Причем так, чтобы работать не мешало, но в каком-нибудь лекарстве нужда была постоянна. Впрочем, об этом мы поговорим позже.


(За выделенный выше блок текста отдельный и особливый поклон одной из итераций коллективного автора, творящего под псевдонимом "Семецкий".)

Проблемы с "моральной паникой" здесь проистекают, в лучшем случае, от неправильного отношения к самому вопросу. Отношения, тщательно выпестованного усилиями (а местами и просчётами) пропаганды. А если таковое состояние общественного мнения, предположим, кому-то было столь бардзо занадобимшись явно премноже индяких его вариантов -- то самое время позадуматься: а, собственно, нафига конкретно? Кто и каким образом и какого рода гешефт может -- или мог бы, -- с этого поиметь? Кому, извиняюсь, выгодно?

Мм?

|>↓<|

|>↑<|

Есть множество "бритв", хороших и разных, что отзываются специфическим зудом -- подобно "особенной тыквогонской проволочке" (поклон ВПК) -- в ответ на этот вопрос. Которую же из них надлежит в данном случае уважить?

Хмм?

"Бритву Оккама" -- это сделали радикальные педоофобы (хотя вряд ли термин был в те годы на слуху).
"Бритву Хэнлона" -- это сделал кто-то из токсичных психопатов Родины (вопрос: "чьей?!"), с привычной готовностью возобнувшихся до глубины души. Ну или до глубины бездушия, кому что ближе (на то и "фактор обратной морали").
"Бритву Мицгола" -- это сделали масоны/красные/жидорептилоиды/ещё_кто_нибудь.
"Бритву Пушкина" -- в рамках текущего текста рассматривать не примусь, ввиду её патологической всеобъемлющести.

Хмм...

Ну и, если почёсывать не таки не совсем уже бритву, а очень даже "Маузер Папанина" (поклон Михаилу Веллеру за яркий и хлёсткий образ, то у меня таки имеется одно припрыгнутое предположение:

Я думаю, тут дело не в непонимании. И даже не в "фатальном взаимонедопонимании". Отнюдь. Как раз таки ЮМУ и его дело были верно опознаны и соответственно -- вполне ожидаемо затравлены. Возвращаясь к экслплифицировавшейся парой месяцев ранее гипотезе: что Вы слышали такой занятной американской системе, как "Богемской Роще", например?

Что, неужто совсем-пресовсем таки чуть менее чем ничего?

А зря. Ежели не счесть себе за недостойный труд почитать хотя бы абстракты на Википедии -- то неужели непохоже, что в США уже более века функционирует успешный аналог (точнее -- эквивилент) Тропы? Только ориентированный для американских элит. Учитывая, что de-facto Тропа выдвигала в качестве таковой Элиты т. н. Новых -- полагаю, не столь трудно дойти до выводов о логичности и ожидаемости "профилактики" (см. "Авесалом" Генри Каттнера). Каковая и воспоследовав, отправлялась на протяжении 47 лет. Так?

Гардина Ребена: "Бреблыле", называется. См. комментарий к sample #152 (о "чижиках" и "медведях"). И, отчасти, к sample #200 (о "ёкаях" и "энтах").

Впрочем -- прошу прощения, если вдруг -- вновь! -- начал развлекать Вас темой, лично Вам безынтересной (ещё один поклон ВПК).

Разумеется, это всего лишь версия, порождённая неудержной -- и, возможно, в чём-то порочной -- тягой к Глубокому Смыслу и Неочевидным Решениям. К тому же отягощенная любительской гонзо-журналистикой и гонзо-журналистской любительщиной...

{ツ} {ツ} {ツ}

Edited at 2018-06-26 05:27 am (UTC)



«Про трёх Акул» («Снежновоенная песня»). Муз, сл. Юрия Устинова; исп. шк.-ст. «Остров» (1994 год)

Аллегорический парафраз, a'la «Дуэт Гриони и Актиния». В коллаже использованы фотоизображения Андрея Снежневского и Юрия Устинова; песня Юрия Устинова о трёх акулах; цитаты из повести Семёна Слепынина «Звёздные берега» (1976) и «Записок до востребования» Юрия Устинова (2015-2017). И, укропчиком, высказывания Устинова и Снежневского, сделанные ими в разное время и по разным поводам. Ах, да — отдельная благодарность Сергею Лукьяненко, за его «Танцы на снегу».

Актиний, ЕМНИМС, застрелился.

C
Где глубже, там лучше —
Dm7
Плыви, не робей,
G7 Em H7
Коль целая вечность до дна.
Em
Все благополучье
A Dm7
Больших кораблей
G7 C
Несет на себе глубина.


А лодок не счесть
На равнинах морей,
Над каждой склонилась звезда.
И ловится счастье
На крюк якорей,
Становится песня проста.

Плыву день и ночь
По упрямой воде.
Гребу на спине, на боку.
Три добрых акулы
Всегда и везде
Движенье мое стерегут.

10 мая 1979