?

Log in

No account? Create an account

Tropa
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Письма Навигатору. Отрывок 355
   Привет, навигатор.

   Хочешь узнать человека – примерь на себя его лицо. Хочешь узнать состояние человека – примерь на себя его лицо.
   Не глядя в зеркало, конечно.

   Тропа любила ходить в Русский Музей. Там можно было побывать кем угодно, если художник или скульптор оставил нам образ, который можно примерить на себя.

   Когда разговор – разбор у костра идет по Кругу, я втихаря примеряю на себя лицо говорящего и хорошо понимаю его, – гораздо лучше, чем если бы я оставался только самим собой.

   Гаденыш (Лесное Имя), завидев хара́ктерную корягу или затейливый ствол дерева, тут же изображал это явление своим телом и очень радовался.
   – Ты кто? – спросил я, когда он пластично и точно превратился в очередную причудливую коряжку.
   – Коряжка, – сказал Гаденыш, и стал Коряжкой.
   – А какая это коряжка, – сказал Гадёныш и стал Черепашьей Коряжкой. Сокращенно – Коряжкой.
   Я даже написал ему "Рондо для Коряжки", и это не песенка вовсе, а "многабукоф".
   Мы, мальчишки, любим превращаться. Девчонкам это особо нельзя – их собственные дети не узнают, а это атас. Девчонкам копировать, изображать можно немножко, а превращаться – никогда. Это мужское занятие. Гадкий Утенок тоже пацан, а не Гадкая Уточка, но он ни в кого не превращался, и всегда был самим собой. Это птичий двор думал, что он превращается. ("Вы что, любите Андерсена и Грина? Какой ужас!")

   – Юр, что это – скрипка лиса́? – спрашивает Димка.
   – Где взял? – спрашиваю я.
   – Мужик по радио пел.
   – А… Это – скрип колеса, – говорю я. (Димка не может превратиться в скрипку и лису одновременно, непонятно куда девать хвост и что будет делать смычок.)
   – Вот я и говорю, – как это скрипка лиса́?..

   Бегучий знак лица – один из основных иероглифов общения. Поэтому дети всех возрастов любят играючи надевать маски. Иногда маска прирастает и становится лицом. Важно отличать лицо от приросшей маски. С годами его видно всё хуже.
   Боцман изображает паровоз-"кукушку", у него все получается, кроме гудка. Потом он всё-таки гудит, и Тропа катится со смеху.

   Я и Грига люблю. Не то, чтоб прямо пылаю, но слушаю сосредоточенно и с удовольствием. Летит какая-нибудь Валькирия, и ты понимаешь, что она вся сплошь стихия.
   "Мы с песнями Грига
    И сказками Грина
    Готовы к чертям на рога".
   Это из какой-то старой песенки, не знаю кто написал, но – верно, готовы. На рога, но не под копыта, есть разница.

   Сидим с Галкой на верхней точке "Орленка" в заветном месте. Я говорю:
   – Смотри облако какое!
   – На ишака похоже, - смеётся Галка.
   Это ци́русы, облака такие. Их много, и они похожи друг на друга.
   – Смотри! Они все такие! – удивляется Галка.
   – Ишаки летят, – говорю я. – Осень скоро.
   Когда приходит Большая Осень, в ней обретаются все осени прошедшей жизни. Летишь по небу, и не понимаешь кто ты – ишак или буревестник какой. Ле-ето, ах, ле-ето. Осенняя паутинка.

   Тебе предстоит быть пейзажем, навигатор. Можешь играть в кого угодно, но для Них ты всё равно будешь пейзажем, обстоятельством второго ряда. Фоном, о котором я много говорил в начале "Заметок" в 2015 году. "На фоне Пушкина снимается семейство".

   "И птичка вылетает". Всё дело в птичке, в ней-то всё и дело…

   Черно-белые лица шестидесятых. Смотри им в глаза. Черно-белая фотография – это чудо, не надо ничего примерять, всё само происходит.
   P.S. Коряжка – тоже Лесное Имя.

(2018)
© Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Нумерация отрывков не является авторской. Все тексты написаны автором в тюрьме.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

Posts from This Journal by “Рондо для Коряжки” Tag