?

Log in

No account? Create an account

Tropa
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Заметки до востребования. Отрывок 322
   Совсем не последнюю роль в озверении людей играют агрессивные морды машин. Рикошетная агрессия складывается исподволь, как гора из песчинок. Она, агрессия, начинает жить своей жизнью и становится фоном. Она становится со-стоянием, и уже нехитрое дело пропаганды – использовать этот массив агрессии в своих (заданных ей) интересах.
   В бесчеловечном городе, среди бесчеловечной, подавляющей архитектуры бегут миллионы бесчеловечных машин, заряжая и заражая агрессией множественных рикошетов всё новых людей, включая дизайнеров авто.Это уже не снежный ком, это – лавина.
   Детские площадки в городах уже не выглядят оазисами человечности, они безлики и безличностны, несмотря на яркую раскраску. А уж оазисов для взрослых и вовсе мало, – когда вся задача – принести себя на алтарь государства и там оставить. Зачем государству личность? Оно не понимает что такое личность и боится личности. Страна, общество воспринимается правящей элитой как ее среда обслуживания. В эту же сферу попала и церковь, и образование, и культура в целом. "Послушный" было синонимом "хороший" при Сталине, я помню. Потом от новороссийских гор к нам ворвался Павел Коган со своей "Бригантиной" и сказал: "Пьем за яростных, за непохожих".
   Опять пора выпить за непохожих, но водка опять дорожает, а "Малагу" нам никто не нальёт. Мир потерял важнейшую для человечества интонацию, – личностную. Быть самим собой? Нет, быть "как все". Ничтожество подавляющего большинства становится нормой и подавляет последние очаги личностного сопротивления. Сверхпроводимость зла в толпе из отдельных и разрозненных вспышек превратилась в государственную политику. Эти приступы ненависти теперь называются патриотизмом.
   Тушите свет, помолчим немного в тишине. Пусть оживут глаза на мертвых портретах.

   Математик Фоменко подарил нам теорию поверхностей, и я не видел ничего более пригодного для моделирования совместимости в группе. Графические иллюстрации к теории Фоменко настолько поразили воображение, что снились по ночам, уже "обутые" в смыслы в динамическом портрете группы, в её пейзаже. Калейдоскоп сплетающихся фракталов уводил в подсознание группы, увлекал множеством неожиданных возможностей, открывал опасности и вершины взлёта. Вероятности превратились в закономерности, на фоне тогдашнего журнального откровения – матричной теории жизни Пушкина и Никифорова складывались догадки, расшифровывать которые предстояло всю жизнь. Шел 67 год. Тонкую вязь Фоменковских сопрягающихся поверхностей готовились смять вступившие в Чехословакию советские танки. Потом знающие люди сказали, что матричную теорию арестовало КГБ, растворились в прошлом и стройные строки Фоменко. На горизонте времени замаячила "Физика Логоса" Сергея Чеснокова. А там было уже недалеко и до Шмелевского "Золотого сечения", и до "Философии взаимодействия" Иезуитова. Всё это готовило к прочтению книги Александра Дивинского "Ещё раз о рефлексотерапии". Она вышла в Алма-Ате маленьким тиражом. Автор не успел дописать её.

   Остаюсь самим собой, не прогибаюсь ни разу, не изменяюсь ничуть. Весь мой мир – внутри меня. Он уйдет со мной, это не рентабельно, но выместить его в тетрадки не могу, не получается, не успеваю.

(2016)
© Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Нумерация отрывков не является авторской.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

Posts from This Journal by “заметки до востребования” Tag