Tropa
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Записки до востребования. Отрывок 288
Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке.
​​Не редактировано и не вычитано автором.


Ты увидишь, что существенной составляющей иероглифов взаимочтения являются идеомоторные события. Будучи приоткрытой и распознаваемой частью общего текущего знака, они могут быть даже описаны, но трудно представить сколько понадобиться для таких описаний общих тетрадок и шариковских авторучек. Лучше оставить их восприятие за пределами нашего крошечного познающего сознания и скорее чувствовать их, чем видеть. На одни микродвижения глаз предстояло бы истратить тетрадок пять, а это десять авторучек, давай обойдемся мимо этого ибо сознательное познание – занятие людей склонных к безудержному самоограничению, когда очевидность плоскости Земли и вращение вокруг нее Солнца настолько очевидны для всех, что всё разнообразие мира помещается в куцее объяснение, и только ради этого объяснения работает сознание.

Закрывшись от подачи знаков другому, ты ничего не прочтешь в другом и ваше взаимное молчание станет абсолютным. Растить детей в таком мире охранительного безмолвия нельзя. Обеззначение общения, густо ползущее в интернете, ведет к познанию репродукций масок, а не мира людей как он есть, это маскарад, в который играть не вредно, но не стоит в нём жить.
Мира людей и мира вообще, заметим, что травинка, качающаяся под ветром, рассказывает нам о себе больше, чем она же под микроскопом.
Мир полон знаков, но это не знаки имени товарища Кастанеды, а реальное взаимочтение объектов/субъектов природы.

Принуждение к жизни немногим лучше чем принуждение к смерти, а уж принуждение к предписанной жизни вовсе равно ему.

Предвзятость – главная помеха при чтении знаков, но именно она представлена взрослыми детям как знание. Преодолевшие предвзятость дети вырастают Эйнштейнами и Норштейнами, Спинозы не загонят всех в колхозы, а Маркс и Энгельс окажутся в одной почетной лодке, не считая собаки.
Позаботься о знаках не читаемых предвзято, через фильтр мнимой осведомленности по саркастической формуле «а мы-то знаем что там на самом деле». Никто ни фига этого самого дела не знает, и мы плывем в безбрежной реке предвзятости по отношению к себе и к миру.

Соврать знак невозможно, но увидеть его через кривое зеркало своей предвзятости, через призму суммарных детских обид или сквозь мрачное стекло своих потерь – это легко. Поэтому, друг мой, Навигатор, сосредоточь свое внимание на чистом чтении знаков тобой и группой и не ведись на красивые виньетки, отвлекающие рамочки, рюшечки, оборочки и демагогические фокусы, – не будь лохом в чтении знаков и не давай делать лохами детей.
Это одна из твоих главных обязанностей – не дать обмануть детей – если ты дашь им чистое и честное чтение знаков, они и сами не обманутся и не поведутся.

Большинство взрослых считает ребенка воспитанным и образованным когда им удалось надежно навязать ему свой опыт, свои знания, свои представления, стереотипы, подходы, методы – свои ценности. Но все люди уникальны, и наследуя чужого себя собой не станешь. Всё, что мы даем ребенку, должно быть только версией наших представлений о мире, это важно для него, но столь же важно дать ему возможность искать и находить, пробовать и отвергать, снова стремиться вперед, разбив коленки в поиске своего уникального мира, в его воображении и воплощении, не лежащих под спудом наших предвзятостей, кем бы мы ни были.
Да, во время штормов мебель должна быть принайтована к полу, но если вы введете ребенка в мир, где всё навечно вами закреплено и не подлежит изменениям, то у него останется только два варианта – смириться, подчинившись вам, или разломать всё к чертовой матери. Это цухцванг. Ребенок должен (иметь возможность) строить свой мир рядом с вашим и не ломать его. Ребенок – такой же человек, как и вы и кто из вас чья собственность – ещё предстоит разобраться, если очень хочется.
Взаимочтение знаков между двумя и больше суверенными мирами приятнее, чем борьба за доминирование и единственность собой утвержденного и собой заселенного мира. Смотри, сколько вселенных набивается в один вагон метро в час пик. Там у каждого – в поисках своей (маленькой) суверенной территории – есть два простых варианта: 1) Здесь есть только я. 2.) Меня здесь нет. У детей там вообще только один выход, – второй. Суверенная территория всегда чуть больше тела, хоть на полметра, но обрати при этом внимание – сколько вселенных, сколько уникальных миров поместится на маленьком пространстве пылинки, летящей в уголке безбрежного космоса.

Происходя внутри границ естественного суверенитета человека, знак является суверенным по своему происхождению. Не все люди хотят ограничиться своим личным суверенитетом, в некоторых тлеет и вспыхивает завоеватель. В группе завоевателю делать нечего, там все расположены горизонтально, подтверждающие знаки этой горизонтальности устройства группы трудно не заметить и не прочитать. Завоевателям это скучно. Их потребность – все время свергать кого-нибудь и залезать на его место, стремясь к положению и состоянию «альфы». Когда они добираются до «альфы», то перестают править собой и подчиненным им миром правят их тараканы. Тараканы читают знаки своего господина вплоть до желаний его левой ноги и властвуют, заняв все важные для них ключевые посты. Такая вертикаль не оставляет выбора человеку, он должен либо встроиться в неё, либо быть репрессированным. Как видишь, к нашему с тобой делу все эти прыщики отношения не имеют, и они сами уйдут из группы, значит и от тебя. Пожелай им достатка и большого личного счастья, недостижимого для них: всё-таки они немножко люди. Если ты не заметишь в них людского, пожалей их просто как живых существ. Если где-то есть навигаторы завоевателей – пусть они найдут друг друга: мы с тобой не знаем настоящего значения нашей цивилизации, в которой они могут быть правы, а мы с тобой – нет.

(Дружище, я не обещал тебе простых текстов. Не потому, что я какой заумный, а потому, что не умею выразить то, что хочу, сделать это округло, точно и коротко. Я должен не раз извиниться перед тобой за витиеватость моих писем, мультипликацию пляшущих смыслов и отсутствие внятной кодификации и терминологии. Это письмо, например, я пишу тебе сразу после того, как вперился глазом в маленькую статейку, следующую за словами «идеомоторный акт» в небольшом по формату словаре. Описанное в объяснениях слов как правило мне знакомо, я не знал только самих объясняемых слов. И не знаю еще множество слов, которые можно было бы точно использовать в потугах моих объяснений.

Вряд ли меня извиняет то, что я лучше умею делать дело, чем объяснять его. Поэтому я обещаю тебе и впредь – до конца жизни – читать словари от корки до корки, узнавая названия давно мне известного).

Массив и скорость знаков в группе, ответов на них и ответов на ответы в какой-то момент (на первом году) приведут тебя в замешательство и на секунду поставят на грань паники – как же это всё успеть? Привычно ты постараешься сфокусировать прицел восприятия, но его можно иметь на чём-нибудь одном, а перед тобой мельтешат не только знаки, но и совершенно разные потоки знаков, возникающие, исчезающие, взаимосвязанные невыразимой универсальностью и полнотой жизни. В этот миг брось всё и расфокусируй всё. Политонию, полифонию и полиритмию жизни не поймешь, обращаясь к одной ее ноте или одному её такту. Ты будешь видеть и «понимать» это одно, а всё остальное покажется тебе аритмией, афонией и атонией, и ты ошибешься. Ты, которого полощут свои и чужие флуктуации по невероятному количеству осей, можешь продолжить дело только вернувшись к себе, чтобы больше никогда не выходить из себя.
Да, ты – орган группы, ответственный за качество вестибулярной ориентации каждого ее члена, ответственный за равновесие, но стремящийся и стремящий группу к цели не через обретение фундаментального покоя, а за счет движений, но не к покою, а равновесию многодвижущейся системы; покой и равновесие очень разные вещи, и жизнь не знает покоя, он – удел косной материи. Твоя ответственность – не потом на ковре у начальника, а в каждый миг жизни – перед собой и группой, ты не заметишь как одно сольётся с другим и станет «Мы».
Как ты заметил, я даю тебе навигацию сначала в набросках и упоминаниях, а уже потом пытаюсь разворачивать смыслы. Один из них заключается в том, что никто никому не равен, но все равноправны. Пример с небестолковым собиранием цветочного букета под названием «И к э б а н а» при развертке смыслов поставит перед нами множество проблем. С одной стороны – как приятно, ах, красивый букет. С другой – это оторванные человеком головки цветов для услаждения взора. Цветы равны в своей смерти в букете, но если исполнять советский лозунг «всё во имя человека, всё во благо человека», то возникает вопрос: а каков этот человек, чтобы всё ему во благо за счет страданий и смерти других?
Иными словами – где должна кончаться твоя воля при работе с группой и чем она должна продолжаться, исчезнув? Или ей не дано исчезнуть? Или что?
Об этом я напишу тебе еще одно отдельное письмо, а пока, как говорилось в журнальном варианте пособия по пилотированию лёгкомоторного самолета – «продолжение в следующем номере».
Чтобы описать последовательно то, что существует параллельно, нужно родиться Фазилем Искандером. У меня это не получилось, терпи мои потуги скрестить в одном тексте несколько одновременно бьющих из-под земли смысловых потоков. Такое благодатное терпение непосредственно пригодится тебе в работе, впрочем, я уже об этом сказал.

(2018)

Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com
Помощь https://za-togo-parnya.livejournal.com/tag/помощь%20Юре

>Вряд ли меня извиняет то, что я лучше умею делать дело, чем объяснять его. Поэтому я обещаю тебе и впредь – до конца жизни – читать словари от корки до корки, узнавая названия давно мне известного.

Да, вот это правильно.
Однако – хороший Навигатор знает многие Имена Идей наизусть (а что не помнит – представляет, где по-скоренькому уточнить).
Отличный же – водит дружбу с гиком, которому тема ИИ знакома и всерьёз интересует.
(с), Glossum Libris


{ツ}

Edited at 2018-05-20 08:19 pm (UTC)

?

Log in

No account? Create an account