Tropa
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Записки до востребования. Отрывок 271
Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке.
Не редактировано и не вычитано автором.


(Продолжаю разговаривать с воображаемым навигатором, которому охота знать опыт Тропы.)

В какой-то момент тебе покажется, что стоит обустроить группе звездный состав, и она обретет свое высокое качество и достигнет ранее неведомых ей высот.
Это не так.
Отбирая интеллектуалов по их высоким лекалам, ты сделаешь группу бессердечной, беспомощной в простых земных обыденных ситуациях. Отбирая душевных и сердечных, ты сделаешь группу безумной в прямом смысле этого слова – она вся будет состоять из сострадания, но ничего не сможет сделать практически. Лишив группу выходцев из маргинальных слоёв, ты оставишь ребят без связи с социумом, с его большей и нуждающейся в участии массе. Без ребят с особенностями группа потеряет измерение своего здоровья, без «чокнутых» не узнает выносливости в абсурдах, среди которых живем мы все, и так далее.
Всё это не значит, что есть какая-то оптимальная схема набора в группу или алгоритм этого набора, верный на все случаи жизни. Измеряя собой и друг другом мир, группа нуждается во всех и всяких. Исключения могут составлять ребята с выраженными психиатрическими особенностями, имея которые они представляют опасность для себя и окружающих или обладатели заболеваний, которые могут распространиться группе. И перед теми, и перед другими можно извиниться и отложить их прием в группу на тогда, когда у них всё это пройдёт.

Организм не может состоять только из мозга или только из сердца, или только из чего-то искусственно отобранного, в нём должны быть и подошвы ног, и глаза с ушами, и, пардон, всякое ещё необходимое в жизни. Группа, созданная из отобранных чьей-то волей частей не живет, ей нечем дышать, у нее нет жизненно важных для организма группы органов и частей. Постигнуть их загодя и рассчитать на логарифмической линейке их количество, соотношение и качество – нам не дано. К счастью.
Толковая живая группа сама доберет себе тех, кто ей необходим. В то же время она будет беречь зеницы очей своих, стремиться к целостности, пополняя ее – всё это с твоей помощью.
Живая группа не имеет административных и физических границ. На своих перифериях она почти плавно переходит в социум, естественным сгустком которого является, и всё, что бывает в социуме, бывает и в группе.
Кажется, то, о чем я говорю, называют инклюзией, но дело не в названии, а в том, что полноценной себя чувствует, а значит и бывает, разносторонняя, разноуровневая, разновозрастная (в пределах 4-5 лет) группа, не искаженная волевыми усилиями тех, кто ее формирует, и – тем более – тех, кто пособничает её в самоформировании, в ее синергетике. Можно собрать группу «странных аттракторов», но она не сможет вскипятить чаю и укрыться от непогоды.
Помогай там, где сообразишь, а где не сообразил – не навреди, двигайся как по тонкому льду. Иногда – как по тонкому льду с большой фарфоровой вазой в руках. А то и с ребенком.

Помню, в метро зимой едет женщина с мальчиком лет восьми. Мальчик весь укутан как крестьянские дети в лютый мороз, только нос торчит. Голова большая, слишком большая для здорового ребенка, а женщина ругает его последними словами, пинает злобно и по носу отвешивает. Народ стал возмущаться, а она кричит:
– Больной? Какой он больной, бестолочь проклятая! Натянул вазу на голову, и снять не можем! В Склифосовского снимать едем!
И опять на него:
​– Бесстыжее ты семя!! Чтоб тебе её вместе с головой сняли!!
Мальчик тихо сидит, не возражает.
​– Следующая станция Лермонтовская, – сообщает динамик. Станции тогда объявлял лучший машинист московского метрополитена Никифоров, человек ответственный, сознательный и партийный. Его голос записали на монитор для объявления на всех московских станциях. Наверное, он действительно был очень хорошим машинистом. Передовиком. Ударником коммунистического труда. Его голос знали все москвичи и гости столицы.

Работа у машинистов тяжелая. Весь путь давно известен, до последнего стыка, до последней лампочки в тоннеле, а ситуация всегда новая, не расслабиться. Как у хирурга. Или у Навигатора. Поэтому я не пью и наркоту не пробую. Мало ли что.

* * *

Кто командует молекулам в кристалле «равняйсь! смирно!»? Кто обязывает молекулярную поверхность чая в блюдце залезать во все внутренние закоулки и пустоты кусочка сахара? Кто заставляет пружину возвращаться в прежнее положение? Почему законы демографии в островных государствах иные, чем в материковых? Как насекомые чуют друг друга за несколько километров?

Мы полагаем, что живем на планете, где всё открыто, но это не так. Дети зададут тебе уйму вопросов, и далеко не на все ты ответишь. Не отвечая на вопросы ты будешь испытывать стыд от собственной ущербности, когда от позора тебя будет спасать только честное «Я не знаю. Узнаешь, – расскажи и мне, я тоже хотел бы знать».
Но есть особые детские вопросы, когда от тебя хотят не научного знания, а поэтического или философского ответа – дозаправки в воздухе при полёте к мечте. В этом случае от тебя нужно не объяснение явления, а поддержка мечты, фантазии, воображения. И в этом случае ты не можешь сказать «я не знаю», потому что ты знаешь почему смеются звезды и по кому они плачут, ты знаешь почему огонь костра хочет чтобы его понимали и для кого вечером зажглась золотая полоса над горизонтом.
Это прекрасная возможность привести детей в мир философов, художников и поэтов, а природа и сами дети помогают тебе – задают вопросы, отвечая на которые ты можешь делиться безмерным миром не щадя в себе остатка, который чем меньше, тем его больше. Разбудить глаза и уши, разбудить сердца так же важно, как разбудить сознание и разум, но не думай, что ты занят каким-то важным специальным делом – будь безоглядным и ничего не знай о щедрости.
Философия, физика, поэзия, химия, – всё это для детей неразъемно, как и есть на самом деле.

Философский, поэтический, художественный мир несимметричен и потому жив. Обладая его измерениями внутри себя, ребенок обладает гармонией мира – он сделает меньше ошибок и никогда не окажется в положении буриданова ослика, который от симметрии приказал долго жить.
Взгляд натуралиста-ученого, философа и художника на каждое явление как минимум трехмерен, а ведь всего два глаза дают нам глубину мира и соотношение величин в нём.

Берегите задумавшихся детей. Их лица прекрасны. Лица взрослых искажены ими же выбранными путями и вызывают жалость.

(2018)

Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

?

Log in

No account? Create an account