Tropa
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Записки до востребования. Отрывок 269
Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке.
Не редактировано и не вычитано автором.


Что еще нужно, чтобы помогать группе в полной мере?
Скажу замысловато: нужно оставаться на вершине свежести своего мировосприятия. Жизнь хочет принудить нас к выполнению отработанных алгоритмов, использованию шаблонов и унификации всего и вся, снижению до типологий и классификаций, будто бы позволяющих ориентироваться в разнообразии мира и разнообразиях человеческих (детских) миров.
Тебе следует противостоять этому, ты не портовый лоцман, который всю жизнь проводит разные корабли через одни и те же препятствия, ты работаешь всегда в неизведанном и с чистого листа.
Он благоразумно чист, этот лист, он заполняется один раз для неповторимого, он не может повториться. Не должен, не можешь повторяться и ты, даже если такое «рационализаторство» покажется тебе привлекательным. Для тебя не может быть «полета шмеля» вообще, только полет конкретного шмеля в конкретной ситуации.
Выводя знания из множества эмпирических повторов, обобщая их, наука не дает и не должна давать нам решения какой-либо конкретной ситуации, например, – педагогической. Для этого есть практика, а ты, при любом знании теории, – практик, обладающий ответственным поведением и пониманием того, что у тебя под руками не виртуальная игра, не спектакль, а реальная жизнь людей (детей). Натренировать можно решительность, но не решение проблемы, оно всегда разное, недоступное повторению и выведению алгоритма.

В твоём пути то, о чем я говорю сейчас, – очень существенная вещь.
Например, после седьмого года работы придет восьмой – «год полярных ошибок». Будучи совершенно уверенным в правильном решении, ты станешь совершать так называемые «мастерские ошибки» – при ведении группы по азимуту в лесу упилишь на 180 градусов в другую сторону, перепутаешь весну с осенью, правое с левым, то есть станешь делать «полярные ошибки».
При первых же симптомах этой беды, глубинные причины которой я разбирать здесь не буду, – абсолютно насторожись, но не утверждай сразу новизну в мире – утверди ее в себе.
Я в таких случаях, сражаясь с «замыленностью» внезапной новизны, отправлялся в Москве на печально известный Птичий Рынок и шёл в ряды, где продавали своих лучших в мире четвероногих друзей, чаще всего – собак. Я должен был смотреть в собачьи глаза, и я смотрел в них, пока не собиралась в комок под горлом совсем не светлая грусть. С Птичьего я возвращался с трудом передвигая ноги, но главное – я опять был должником всех, всего живого – это уж точно. Долг надо было отрабатывать, чтобы не сдохнуть под его грузом, и я начинал всё сначала, включая себя.
Можно пойти в детский дом и смотреть в глаза, это то же самое, только глаза – человечьи. Думаю, ты сам придумаешь себе лекарство от забывания долгов, но помни при этом, что со своего Птичьего ты хоть раз вернешься со щенком за пазухой, а из детдома – с усыновленным ребятёнком.
Только катарсис возвращает свежесть мира и груз долгов, где это твое лекарство от замыленности – найдешь сам. Мне было проще, – детдома, интернаты, детские больницы и дома малютки находились в поле моей работы, в сегменте жизненно важного для меня экстремального внимания и внешней готовности к действию. То же – теплотрассы, подвалы и вокзалы Страны Беспризории и так далее. Мир кричал глазами детей.
До последнего мига твоей жизни тебе придется держать на нуле порог чувствительности – чувствовать всё, всегда и везде. Не думай, что это легко – душа, тело и разум просят пощады и защиты, они требуют ее и, обнаружив в тебе союзника, попытаются обмануть и успокоить тебя. В то же самое время ничто, нигде и никогда не должно иметь шанс вывести тебя из равновесия, увести в импульс, в аффект, заставить перестать хоть на миг контролировать себя. Как видишь, это не проще, чем сложнейшие цирковые номера, разница в том, что твой «номер» длится всю жизнь.
Твоя работа экстремальна уже потому, что экстремальны сами дети. Сама педагогика экстремальна, ламинарным бывает только преподавательство, наставничество, кружководство, да и то не всегда.
Усталость подстережет тебя на пятом году работы, и вы уже никогда не покинете друг друга. Это не та усталость, от которой можно отдохнуть, взяв отпуск или сбросить её в отвязном веселье. Но решается проблема первой усталости просто: скажи ребятам, группе, что ты устал. Попроси их взять на себя часть твоих обязанностей – хотя бы на время. Отдых в состоянии удивленной радости тебе обеспечен. Прыжок группы вверх на пару ступенек самоорганизации – тоже. Пусть группа всегда видит, понимает и чувствует тебя – от этого ей польза, но до демонстративного поведения не следует опускаться никогда. Искренность стоит в ряду базовых ценностей твоей группы – приведи себя в соответствие. Демонстрация годится только для манипуляции группой, это тупиковая дорожка и очень короткая – ложь будет распознана очень быстро.
И вообще перестань думать на тему «а как я выгляжу?» – просто будь собой, обнаружив себя вдруг среди смышленых несмышленышей, вмиг поймешь, что скрывать от них что-нибудь бесполезно и перестанешь что-нибудь скрывать. Тридцатиглазое существо видит тебя со всех сторон сразу, видит без изъятий даже оптически, но это – не зеркало, это гораздо более сложная система зеркал, в которой ни от других, ни от себя спрятаться невозможно. Если тебе нечего прятать, – такая жизнь будет праздником, но на свой маленький личный куточек каждый в группе имеет право и ты тоже. В нём и храни, если очень надо, свою усталость и замыленность, пусть уютно располагаются там на подстилке желаний личного комфорта. Но пусть ежедневная прополка баобабов не обходит стороной этот закуток, иначе существо твоё изменится, и ты станешь тайным врагом самому себе.

Открой сердце, сними защиту и никогда её не возвращай. Не сомневайся, ты выдержишь всё и будешь продолжать работать при этом, а не только самосохраняться. Будь ранимым, не бойся кровотечений, они – нормальное состояние для навигатора, это твое рабочее состояние: только не имея кожи, ты почувствуешь мир. Абзац. Три звездочки.

(2018)

Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

>Открой сердце, сними защиту и никогда её не возвращай. Не сомневайся, ты выдержишь всё и будешь продолжать работать при этом, а не только самосохраняться. Будь ранимым, не бойся кровотечений, они – нормальное состояние для навигатора, это твое рабочее состояние: только не имея кожи, ты почувствуешь мир. Абзац. Три звездочки.


А ВВГ, часом, не тоже тропяной? Просто вспомнилось к слову:

>
...Видана трижды проутюжила район взрыва, с отчаяния даже выключив защиту, чтобы увеличить чувствительность бортовых датчиков, и, чуть не плача, ответила лишь на второе обращение Тильбурда:
— Здесь никого и ничего нет, Иохан! Когг буквально испарился!
— Возвращайся в общий круг, включи «саван». Включи «саван», я сказал!
Видана, сглотнув слезы, скомандовала инку включить полную защиту когга и вдруг услышала какой-то странный «звук» в пси-поле, будто кто-то тихо и злобно рассмеялся, тут же прикрыв рот ладонью. И снова за нее сработал инстинкт, а не разум, приказав инку перейти на императив «зигзаг». Это спасло ей жизнь...

(с)


Потому я лично предпочитаю полагаться на "выносные" перископы, эпископы и прочие ауспексы. В ряде ситуаций способно уберечь от беды. Тут крайне важно помнить всегда, что их отнюдь не обязательно делать из самих детей (или кто там к тебе в Группу насыплется).
---------
...Хмм. Перечитал каммент. Такое ощущение, словно мысль подхватил и продолжил. К примеру, через Акаш, или ещё какой трансцендентный мицелий. Хмм...

Edited at 2018-05-17 06:16 am (UTC)

?

Log in

No account? Create an account