?

Log in

No account? Create an account

Tropa
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Заметки до востребования. Отрывок 203
   Тропяные ангелы обитают непосредственно на Тропе. Они очень любят помидоры и арбузы. Не только потому, что "с красным знаменем цвета одного", но и потому, что продукты эти деликатны в грузовой доставке и недолговечны в хранении, в связи с чем съедать их хочется быстро и много. Вся логистика доставки продуктов на лагеря рождается на Базовом и всячески обсуждается по громкой связи.
   – У нас в разведфонде кончились шоколадки, – сообщает верхний лагерь.
   – Какие шоколадки, народ? – удивляется Базовый. – Плюс тридцать восемь в тени.
   Сливочное масло берем редко, когда приходят прохладные дни. Маргарин не берем никогда, от него окружающий мир бледнеет по причине того, что в отдаленных сельских магазинах, где мы отовариваемся, спроса на маргарин нет, он лежит долго и обретает свойства биологического оружия.
   Рис, гречка, пшено, пшеничка, сечка, перловка и овёс приходят в рюкзаках из магазина и поселяются в продуктовках. Пробовали саго – не понравилось. От всяких каш в брикетах отказались уже в 70-х годах из-за таинственных вложений, обозначенных кодовым словом "жиры".Носители этих жиров, видимо, померли своей смертью очень давно, но обнаружены и использованы сравнительно недавно. Употребление этих каш в пищу влекло столь же вытекающие последствия, какие бывали от пожилого маргарина.
   Пакетными супами, появившимися в конце 60-х, заправляли первые блюда, основой которых была картошка, морковка, репчатый лук. Делали и борщи по всем правилам лесного кулинарного искусства. Народ любил борщи, в том числе за желтые круглые жиринки, плывущие над алой глубиной свекольных озёр. Жиринки играли солнечными искрами и были праздником, который можно съесть. Манка, например, праздником не является, но в ней бывает изюм, а к ней – джем.
   Макароны по-флотски, вермишель с тушенкой, рис с рыбной начинкой – всё было желанным, ибо ребенок, пребывающий на свежем воздухе, хочет кушать. Ребенки ели как мужики и откидывались как удавы, издавая нечеловеческие звуки желудочно-кишечного восторга. Выглядело это чревовещание, однако, пристойно и кроме взаимных улыбок ничего не вызывало.
   На завтрак из напитков любили какао, кофе (с молоком), кофейные напитки из цикория и желудей. В обед – компот, кисель. На ужин – краснодарский чай, грузинский чай, кипрейный чай, душичный чай, чабрецовый чай, мятно-земляничный, черничный, ежевичный и еще множество всяких чаёв, включая цейлонский, кенийский и калмыцкий, который еще называется "зеленый плиточный кирпичный".
   Яблоки, груши, сливы, кизил, ягоды всех пород, даже самодельное варенье из грецких орехов.

   Поедалось также всё, что было доступно и не являлось чьей-то собственностью.

   Хлеб.
   К нему с самого начала, с 1 марта 1966 года, относились подобающим образом. В коллективной памяти Тропы были богатые пшеницей валдайские поля и деревни, где местным жителям продавали раз в неделю немного ржаной муки.
   – Бабушка, скажите! – просил Полкан. – Почему у вас в магазине нет хлеба? Вот же сколько пшеницы растет!
   – Пшеница, миленький мой, для Москвы. Мы-то так живем, ржанки жуём, – вздыхала бабушка. Полкан окаменел на секунду, потом сделал шаг к бабушке, посмотрел на нее прямо и сказал:
   – Вы… простите нас. Пожалуйста.
   – Да что ты, хороший мой! Какая твоя вина! Вы вон какие хатули носите, вам кушать надо!
   – Мы из Москвы, – спрятал глаза Полкан.
   – Да хоть с луны! Кушайте, милые, на нас не смотрите!
   "Хатули́" – это рюкзаки. По-валдайски. В сельмаге Полкан тщательно выспрашивал продавщицу – что в дефиците, что берут местные жители, чего много на складе и на всех хватит. От мармелада и печенья группа отказалась, их в это село привозили редко и понемногу. Из таких реальных жизненных ситуаций Тропа выработала отношение к хлебу, к еде. Никто пафосных лекций Тропе про хлеб не читал. Старик в Шомбе рассказал, что хлеб надо класть верхом вверх и низом вниз, и Тропа стала так делать всегда. Татуированный рабочий с лесопилки в Мезмае, угостивший нас яблоками, объяснил, что такое пайка хлеба в зоне. Галина Петровна рассказала, как её бабушку арестовали за то, что она собирала колоски в уже убранном поле – чтобы прокормить детей.
   Хлеб на Тропе передается из рук в руки, отношение к нему самое почтительное. Недоеденный хлеб редкость, но если такое случается – есть "доедаловка", где собирается всё, что можно доесть без ущерба для здоровья и в пределах здравого смысла. На "доедаловк"е метка, три камушка, а если камней нет – три маленькие дровеняки. В "доедаловке" всё чисто, пристойно и, я бы сказал, красиво. Допиваловка будет стоять там же с черпачком и кружкой. За сроком годности доедаемого и допиваемого следят дежурные.



   Иногда попутная машина счастливым образом завозила кучу закупленных нами продуктов прямо в горы, в лес, туда, где кончается проезжий путь. Мы оборудовали там погрузочную площадку, и вереницы продуктовых челноков шли к ней из лагерей, чтобы вернуться обратно приятно гружеными всякой съедобной всячиной. Иногда лагеря были далеко, груза было много и мероприятие затягивалось на пару дней.

(2017)
© Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Нумерация отрывков не является авторской. Все тексты написаны автором в тюрьме.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

Posts from This Journal by “заметки до востребования” Tag