?

Log in

No account? Create an account

Tropa
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Заметки до востребования. Отрывок 149
   Все чаще мне сдавали "на хранение" свои группы руководители, которым по каким-то причинам требовалось отсутствовать. Они знали, что я верну им их группу в неизмененном развивающемся состоянии без всяких подмен и перецентровок. Я гордился таким доверием, оно казалось мне показателем качества моей работы. Но временной предел такого заместительства не должен был превышать 3-4х месяцев, позже начинались необратимые перестроечные явления, а я с отсутствующим руководителем оказывался на стенде для сравнения и выбора, чего допустить было нельзя.

   Пишу на ощупь, в разные дни, прочитать, чтобы продолжить мысль, – не могу, вижу только строчки, букв не вижу. Похоже, там было про сохранение групп других руководителей. Есть, скажем, "рамочное" руководство, которое позволяет группе идти на своём событийном потенциале; оно больше похоже на координацию того, что уже есть без привлечения чего-то нового, своего, сгенерированного руководителем с группой. Я – эрзац-руководитель, моя задача при работе с группой так выборочно дистанцироваться от нее, чтобы ничего не привнести "своего", но сохранить "чужое".Если я вступлю в контакт с группой как истинный руководитель, то она станет моей. Если еще точнее – я стану её блоком навигации или другим органом, в качестве которого группа привлечет меня к своей жизнедеятельности.
   В группах детей такая "пересадка головы" неприемлема, она годится в группах для детей, организованных взрослыми. Сравните, например, два понятия: движение детей и движение для детей и всё станет понятно. Пресловутый "коллектив" может быть суммой людей, а может быть их произведением, если они производят свою группу сами.
   Если ты – врач, и к тебе привели будущую маму "на сохранение", не стремись стать отцом ее ребенка. Так и с группой, переданной тебе на хранение. Есть грань, которую в этом случае нельзя переступать, группа станет твоей. Эту грань невозможно знать заранее, ее нужно чувствовать, ты ведь помнишь, что высшее знание – это чувство.
   "Рамочный" руководитель не отчужден от группы, но ни с кем не имеет и не ищет личных контактов. Он ровно доброжелателен и корректен и равноудален от всех точек руководства, где приоритет принадлежит истинному руководителю. Разумеется, если нужно он пользуется правом авторитарного руководства при ЧС, когда есть опасность для жизни и здоровья, но во всём остальном он – советник и координатор, временный протез того органа группы, которым был и будет истинный руководитель.
   Словом "руководитель" я пользуюсь условно, за неимением термина, обозначающего старшего по возрасту, содержательного по опыту члена группы, которому она доверила быть "близким взрослым", руководящим по потребности снизу, а не по директиве сверху.
   Демократические принципы и аспекты организации (самоорганизации) детской группы – материя тонкая, она формируется нравственной ответственностью, совестью и Любовью, оставляя далеко внизу и в стороне любые своды функциональных обязанностей. Никакой дарвинизм в этом деле неуместен, как и его апологеты вроде Дейла Карнеги. А уж образ Фабра проступает совсем явственно и рельефно, подсказывая не только путь, но и каждый шаг по нему.

   Никто не говорит "знание меры" - все говорят "чувство меры". Чувство веры, чувство надежды и/или Любви.
   Таким образом, ты знаешь всё, что чувствуешь и любишь. А разбираться в биохимии надежды и разбирать её по кваркам и мезонам – другое занятие, не имеющее отношения к познанию.
   Ключ к успеху затеянного лежит в тебе самом, чаще всего он не востребован из-за воспитанного с рождения недоверия к себе. Умные – это родители, учителя, дяденьки милиционеры, а ты – дурак, слушайся и всё. На этом познание мира кончается, и ты готов к употреблению другими, которые познаваемый мир и составляют.
   Абсолютный слух – непременный атрибут Любви. В ней ты не захочешь и не сможешь сфальшивить, решить задачу неправильно. А если захочешь, то все равно не сможешь – абсолютный слух это ты сам, а не твоё благоприобретенное богатство. Он один во вселенной и ты – или в нём, или нет тебя. Он и есть лямка солнечного света, света Спокойного Солнца.

   Что я написал – уже не вижу и не помню, возможны повторы и провалы. Повторы будут видны, их легко унять, но о провалах могу догадаться только я сам, если смогу редактировать весь текст. Скорее всего, в мозаике не хватит конкретных персоналий с их конкретными работами по собственной конкретной судьбе. Это нормально, ибо не надо выводить никаких общих лекал и закономерностей, шаблон успешного опыта никогда не может быть повторен, это всегда штучная работа на грани достижимых нагрузок и никакой схемы повторяемой хитрости (то есть, методики) тут быть не может. Полное и абсолютное участие в каждом, всегда эксклюзивное, не имеющее аналогов, как и тот, в котором ты участвуешь.
   Когда я говорю о "рамочной" работе с группой, то имею в виду простой и короткий набор из того, что нельзя делать ни в коем случае и того, что нужно делать обязательно. Мне кажется, что такой набор явен и ясен – нет смысла освещать общие места вроде "не курить", "не сорить", и "сделал дело – гуляй смело".

   К тому же, очевидно, что мимо индукции энергии или того, что мы так называем, есть индукция смыслов, лежащая в основе всех сравнений, определений, аллюзий, ассоциаций и проекций. Частные комментарии к общему коду жизни не изменяют его.

   Простой невооруженный взгляд выявляет чучело патриотизма, набитое ненавистью к другим народам, чучело правосудия, набитое всяким беспределом, чучело здравоохранения, чуть сдобренное местами атрибутами высоких технологий.
   Чучело покорности и лояльности многие из нас демонстрировали застойной власти советского периода, получая взамен чучело благополучия.
   Даже чучело музыки – попса – сопровождает теперь наше прозябание в этом странном музее "как бы".
   – Я хочу поблагодарить вас за фильм "Чучело", – сказал я Ролану Быкову. Он пристально посмотрел в свой письменный стол, за которым редко сидел, но часто стоял, и сказал:
   – Ты уже поблагодарил. Ты сделал античучельник.
   – Что? – не понял я.
   – Кончай собачий вальс, – сказал Ролан и уставился на меня, не мигая. Я опять подумал, что как хорошо было бы поиграть на белом рояле, стоявшем у него в кабинете, но он тут же сел и пригласил:
   – Садись. Что у тебя?
   – У нас есть батарея тестов для раннего распознавания генеральной травмы, не утвержденная официальной психологией…
   – А по-русски?! – грозно спросил Ролан. Глаза его смеялись. За напускной суровостью в нем жила огромная вселенская нежность.

   Обилие профессиональных таксидермистов во всех областях жизни противоположно Тропе. Она, бывало, отчитывалась бумажками, когда получала какие-то редкие небольшие деньги, но чучелом проделанной работы – никогда.
   Имитировать активную деятельность и получить хорошую оценку – то, что нужно в школе. Изобразить деятельность и получить хорошую зарплату, – ох, как это печально, особенно в медицине и в других областях, непосредственно работающих с человеком.
   Я всю жизнь побаивался чучел, муляжей и манекенов, но теперь я их не боюсь. Я знаю, что они никогда не оживут. Слабо́ человеку, их создающему, вдохнуть в них жизнь, и слава Богу. Форма, одетая на пустоту, не меняет сути пустоты, даже если у нее есть суть.
   Античучельник…
   Спасибо, Ролан Антонович.
   Некоторые успешно делают чучело из себя, но радость бытия не посещает их – чучело не испытывает радостей.
   Оно ничего не испытывает, кроме "как бы".

   Некоторые натягивают маски, надевают шлемы и латы. Они кажутся грозными, но их имя – неуверенность в себе, мимикрия, приспособленчество, заведомая агрессия "на всякий случай". Такие превращаются в собственное чучело довольно быстро, к 15-16 годам.
   Противостоять миру, где даже морды автомашин, сходящих с заводского конвейера, заведомо агрессивны – крайне трудно. Проще сменить модель поведения, теряя себя.

   Не знаю, есть ли в роддомах нынче конкурсы на самое агрессивное лицо новорожденного младенца. Если да, то образование подарит ему тупость и никчемность разъятого мира, всё остальное у него уже есть. Такова цена самозащиты власти. Ее главный защитник – немотивированная жестокость. Ребенок, слезинкой которого измеряли в России социальные потрясения, просто не успеет заплакать - его убьют раньше.
   Болевой порог. Болевое запорожье. Казаки пишут письмо Барацкому Обаме. Все это было и всегда есть, потому мы с Тропой ушли в горы, чтобы верхнее принять в душу, а нижнее оставить внизу. Носить свое лицо, быть собой – много ли это? Когда как – в разные исторические периоды. Маски патриотов нынче особенно дороги, но приносят большую прибыль.
   Полный антипод Ролана Быкова, коллега по профессиям, сын гимнописца, шагая по Москве вдруг наступит на собственные яйца, которые веками непринужденно волочились по мостовой, и удивлению его не будет предела.
   Впрочем, скрытые под масками лица глумливы, лучше их не видеть и не думать о них.
   Повторюсь: чтобы внятно написать эти тексты, мне не хватило 3-4 года. Пришлось готовить пирог из не перемолотой муки и подать его гостям недопеченным. Местами чрево духовки пригорело от спешки и под куполом ее черепа собрался смог.
   Что смог – то смог.

   Психиатрам лучше все это не читать, потому что им или придется двигать куда-то границы нормы, либо обнаруживать что границы болезни ее не отмечают. В любом случае им придется искать границы, а это может быть чревато обострением их профессиональных заболеваний или деформацией личности.
   Марина Заречная, когда-то давняя моя подруга, описала в известной книжке подробности борьбы и взаимодействия разума с безумием. Возможен даже их продуктивный союз, тут психиатры и станут в тупик, ибо такой союз – норма, но ни в каких учебниках психиатрии это не означено. Великий подвиг Марины Заречной в том, что она поставила безумие на службу разуму, пробиваясь вместе с ним сквозь дебри шубной шизофрении. Что из этого получилось – читайте книгу, она того стоит. Узнавая в звездолетчике Гарри знакомые черты, мне всегда хотелось взять в ладони ее руку и долго молчать вместе, но жизнь распорядилась по-другому, она разлучила нас, набросив на меня очередное покрывало черной молвы. Но Марина обладает удивительной способностью возвращаться из самых черных "залетов", вернется и из этого, я возьму в ладони ее руку и будем молчать.

   Целью Бога быть приятно. Живи и наслаждайся.
   Хочешь ли ты быть Его средством? Средством самопознания, познания всего потому, что Он – это всё?
   Пассажир ты в ковчеге или матрос?

   Предположим, что тебе нравится быть средством. Предположим, что у тебя есть ребенок. Предположим, что ты его любишь. Если так и есть, то ты – учитель. Когда одна частичка Бога объясняет другой частичке Бога как устроен мир – это и есть учительство. Объясняющий и есть средство, а внимающий в этой триаде – цель.
   Такова ауторефлексия Единого Сущего, почему нет.

(2015-2017)
© Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Нумерация отрывков не является авторской. Все тексты написаны автором в тюрьме.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

Posts from This Journal by “заметки до востребования” Tag


интересно он стал писать. не хуже чем Макаренко.

>интересно он стал писать. не хуже чем Макаренко.

Даже более того: как я уже подмечал где-то ранее, Макаренко сделал мурло похожим на людей, а Устинов указал мурлу наиболее уязвимую точку в каскадно-резонансном фрактале процесса цивилизации. И тот и другой действовали из чистого прекраснодушия. Шикарный альфа-экспозант длинною примерно в век. Очень, о-о-очень надеюсь, что в следующих итерациях мурло будет ограничено даже не в правах, а в самоё возможностях. Ибо (с).

Впрочем, если принимать во внимание гипотезу о том, что, дескать, Вавилон большую часть своей истории (за исключением, пожалуй, финала) был средоточием наук и искусств, то несложно от неё дойти до предположения о сходности социодинамической топоморфологии в случае с теми пятью городами? Кто теперь помнит, как их на самом деле тогда звали? "Содом", "Гоморра", "Адма", "Севоим" и "Сигор" – разве это имена? Ничего не осталось, кроме имён – да и те вряд ли свои.

Разве Старина Юст – не один из тех "контрольных праведников", только из-за наличия которых лишь "тот Содом, что под нами" ещё не "крестили"?

Можно, конечно, уповать, что, дескать, "семя Пророка взойдёт на трон и пламенем омоет людские горы (с)" - но не стоит так же забывать, что у семени могут быть свои виды на эту историю... и её прочтения, в особенности.

!): – CAGE or BIRD? (с)

"): – Довольно хныкать – выбирай.(с)

#): – Отличный анекдот. Всем смеяться. До слёз. (с)

Впрочем, это только бритва Оккама. Она, шо та Баба-Яга из мультика, всегда против чего-нибудь там. Неочевидных моментов, например.

Edited at 2018-05-02 09:38 am (UTC)

– Пассажир ты в ковчеге или матрос?

Шиноби-пират-чудила-киборг (с). И корабельный кот, по совместительству. Упал, намоченный, донося очередную неверную крысу на подушку безумного боцмана. Сижу теперь себе на люстре цивильненько, примус починяю. А ещё я всё время вру, шо тот критянин. Вот и сейчас:

– Дражайший Аполлон, извиняюсь за неровный почерк, но молнии куют циклопы, инфа 100%! (с)

И ведь вправду, куют. Шо ж их за это, на рее повесить?

Полное "Мяу"...
Конец строки.
ПРЫЖОК!!!

Edited at 2018-05-02 09:33 am (UTC)