?

Log in

No account? Create an account

Tropa
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Заметки до востребования. Отрывок 144
   Мы безошибочно отличим дубовый лист от кленового, кактус от арбуза, а жирафа от осла. Множество эталонов хранится внутри нас, они подозрительно многочисленны и многообразны.
   Глянув на форму, мы довольно уверенно угадываем содержание, на этом основана вся таксидермия, изготовление муляжей и умная реклама. Этим же воспользовался и фашизм, предложив единообразие подчинённых идеологии существ, которые "все как один".
   Несмотря на такую родословную, антропометрия, как и антропология, еще живы, а вопрос выбора – отбора – селекции хоть и не стоит прямо, но незримо присутствует в самых разных областях жизни. Очистить проблему выбора от послевкусия Бухенвальда и Треблинки уже никогда не удастся. Человеку и человечеству полезно и необходимо иметь зеркала, в которые они могут смотреться, но "мы выбираем, нас выбирают" и от этого абсолютно некуда деться.
   Решающим является контекст выбора – отбора – селекции. Естественный выбор – отбор не вызывает у нас отторжения, разве что лёгкую грусть по поводу собственного личного несовершенства.Естественный отбор кончается там, где в него вмешивается человеческая воля, которая в сочетании с силой физической начинает переустраивать мир на свой лад. "Я – природа! Я естественный!" – кричу я и берусь руководить естественным отбором в природе, превращая его в искусственный.
   Контекст отбора сформирует, а то и сформулирует его параметры, а контекст, которым взаимно владеет группа, а не один человек, будет человечнее и точнее, чем распоряжения любого одного распорядителя, уж группа-то лучше любого индивидуума понимает, что каждый человек – лучше всех и что придется выбирать лучших из лучших.
  Червяка, который сам себя усилием воли разделяет на две половинки, представить трудно, группу – легко, она понимает цели и задачи, которых не знает червяк. Она интеллектуально пластична в своей самоорганизации, включая разделение, потерю целостности, которые подразумевает отбор. Размножаясь делением на разные лагеря, Тропа множит себя, восполняя ущерб разделенности своим присутствием не в одном, а в нескольких местах сразу, одновременно, согласованно, дружественно, не теряя чувства собственного единого организма, что вряд ли возможно в камерных группах коммунарских подвалов или в командах, исповедующих разделение на "свой" и "чужой". Мы слишком близки к цивилизации, чтобы потерять связь с ней, и слишком далеки, чтобы не сплотиться в её доступную нам копию. Все границы условны, все расстояния – умозрительны.
   В отличие от человека, который совершает отбор, группа совершает самоотбор, и он требует от нее ответственности, достойной коллективного существа. Тропяные пацаны не возьмут наверх ставить передовой лагерь тех, кто хорошо развлекает, заразительно балдеет или владеет недоступными широким народным массам прибамбасами. Наверх пойдут работящие, сообразительные, "моторные", умеющие строить добрые отношения, выносливые физически и – главное – морально, обладающие ресурсом доброты, терпением и уже приобретенной способностью жить в темпо-ритме рабочей группы.
   В такие времена мы, видимо, напоминаем внешне леммингов-пеструшек, перенаселивших свой ареал, когда одни бегут в воду, а другие крутят головами, пытаясь понять что происходит и никуда не бегут.

   Я уже написал про технологию, с помощью которой группа сама себя из себя отбирает, это разновидность социометрии, адаптированная к тропяным условиям, но остающаяся корректной по отношению к группе и ее участникам в отдельности. Надеюсь, что это описание дошло до вас, и не стану здесь его повторять.
   С девчонками, в отличие от пацанов, всё немного иначе: наверх пойдут самые красивые из самых добрых, но тут нас утешает Михаил Анчаров своим "красота – это высшая целесообразность".
   Я редко бываю не согласен с выбором группы и мальчишек, и девчонок, но сделать ничего не могу, кроме как отдавать свой единственный голос за симпатичных мне людей. Если бы я попросил дать мне самому отобрать команду наверх, группа дала бы мне такую возможность, но такая просьба неприлична, а отбор кого-то куда-то одним человеком – немыслим, особенно если он – взросляк. Взросляк принадлежит Тропе, не наоборот, это она взяла его для обеспечения собственной безопасности и чтобы пользоваться его опытом при надобности, особенно в сложных моментах, когда этот опыт нужен. Взросляк востребован Тропой, ему делегированы некоторые права и обязанности, но при этом взрослый – не начальник Тропы, хоть и числится для внешнего мира ее "руководителем". Компас и секстан не руководят кораблем, а штормглас ничего ему не запрещает. Лоцман не ведет корабль, а проводит его по заданному участку. Упреждать и подсказывать – не значит руководить, а уж руководить отбором и вовсе невозможно, когда его совершает сама группа. Осознание собственной начальственной немощи никак меня не отягощает, я – средство группы, а не ее цель, мне предложили быть, и я стал, значит сам выбрал быть средством. По-хорошему детским средством является каждый любой взрослый, но не каждый взрослый этого хочет. Я – хочу. "Нет, не потому что я лучше других деревьев…".

   Отыграюсь, отбирая ребят в группу социальных спасателей, но и там меня будет ждать "детский фильтр": в течение двух месяцев группа или утвердит новичка в основном составе, или попросит его выбрать другую судьбу. И я ничего не смогу сделать, если даже считаю решение группы ошибочным. Она и сама мучается, когда кому-то в чём-то отказывает. Мультиличности, например, встречаются не часто, хочется их сохранить, но…
   Я всегда скажу своё слово при отборе, группа услышит, и в ней произойдет дополнительная внутренняя работа, перепроверка, поиск ошибки, но против её решения я не должен идти никогда. У меня и права такого нет, по укладу Тропы.
   Только потом, гораздо позже, я пойму отношение группы к тому или иному человеку и удивлюсь её прозорливости.
   Но группу могу набрать хоть сейчас и за три с половиной месяца (или дня) вывести её в самостояние. Проверено. Работает. Когда весь этот бред закончится, можно будет рассказать.
   Одушевление суммы людей в коллективный организм – занятие увлекательное, дух захватывает, оторваться от него невозможно все несколько дней одушевления, но и нельзя отрываться, это может откатить всё до нуля и ниже, паузы, даже короткие, недопустимы. Это не значит, что ты всё время находишься с группой, так не бывает, но пилотирование одушевления идет беспрерывно, возможно об этом надо написать отдельный "отрывок №" или более того, но я ведь об этом пишу все эти "Заметки".
   "Набор группы" в нашем контексте никак не похож на выбор товара на витрине. Не я выбираю, а меня выбирают или отвергают, мигом почуяв своё в том, что за мной стоит, или не почуяв и подав сигнал отказа. В таком наборе я представляю Тропу, я – Тропа, которую можно почувствовать и захотеть распознать. Или не захотеть.
   – Когда ты пришел к нам в класс, – рассказывал Парис, – я сразу почуял, что там что-то интересное мне.
   – Парис, но я же пришёл с социологическим опросом, с микрофоном и диктофоном, а о Тропе ни слова не говорил.
   – Все равно я почуял, – говорит Парис. – Вот это всё уже тогда почуял, – обводит он руками нашу стоянку в альпике.
   Природа дала детям особое детское зрение, когда они видят сразу то, что есть.
   – И палатки так же стояли, как здесь? – не унимаюсь я.
   Парис задумывается, отрицательно мотает головой и говорит:
   – Там ничего не было видно. Но состояние было такое же, как здесь.
   – С первых слов? – спрашиваю я.
   – Ну, нет, – говорит Парис. – Сразу, без слов.
   Он считал (от слова "читать") с меня Тропу, они всё считывают моментально. Взаимочтение сигналов происходит сразу, и я тут же сигналю о том, что у меня нет приоритета выбора, он только у тебя. Я плыву с диктофоном по классу и записываю ответы на вопрос "кем ты хочешь стать, когда вырастешь, и почему?", ни о какой группе или Тропе нет ни полбуковки. Закончив, я поблагодарю всех, но, обходя класс, я оставил двоим, троим или никому маленькие приметные бумажки.
   – Кому интересно что это за бумажки и зачем они – забегайте ко мне на перемене на пару минут, я буду (говорю, где я буду).
   За пару минут я успею сказать:
   - Я искал самых любопытных. И нашел. Задавайте вопросы.
   Дальше – великое множество вариантов более подробного взаимного чтения. Читать человека Тропа умеет, я тоже. А себя я даю читать всем и всегда, а кто думает по-другому, путь умоется чистой прохладной водой.



   Бывает, на пару минут и на пару бумажек заваливается весь класс, много чего бывает, но это надо писать отдельно, если кому-то интересно.

   Отличаю ли я то, что кажется, от того, что в действительности? Да. То, о чём я пишу, проверено много раз, и не только мной. Пишу то, в чем уверен, что прожито, что знаю.
   – Какие вам тесты нужны? – спросила как-то психолог Светлана Громыко. Я перечислил нужные поисковые тесты.
   – Это же целый чемодан, – вздохнула Светлана. – Выбросьте его, он вам не нужен.
   – А есть ли какие-то приборы для определения того и этого? – спросил я.
   – Зачем вам приборы? Сами вы прибор, – улыбнулась Светлана. – И еще вопрос, есть ли на вас выключатель.
   Я тут пытался объяснить, что все существа - такие приборы.

(2015-2017)
© Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Нумерация отрывков не является авторской. Все тексты написаны автором в тюрьме.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

Posts from This Journal by “заметки до востребования” Tag