?

Log in

No account? Create an account

Tropa
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Записки до востребования. Отрывок 176
Юрий Устинов
2015-2017
Часть текстов утрачена при пересылке.

Не редактировано и не вычитано автором.

    – Я сегодня выложился не полностью, – говорит Боцман на вечернем разборе дня. – У меня остались силы, и они мне мешают.

Фронт работ никогда не покрывается полностью, людей всегда не хватает. «Я выложился полностью» и «день прошел хорошо» – это одно и то же разными словами. Недостаток людей рождает в группе «втягивающий эффект», группа радуется каждому новопришедшему в неё – ей радостно поделиться радостью работы. Восьмерка первопоселенцев на передовом, только что выброшенном лагере с удовольствием вырастает в дюжину, а то и в полный состав лагеря – пятнадцать человек. Тропе радостно видеть, что её много, это значит, что жизнь хороша, комфортна, уютна и производительна. Не бывает так, что одни закончили свою работу, а другие еще вкалывают. Тропа заканчивает все работы вместе, одновременно. Помочь другому, если ты закончил делать своё дело, приятно и престижно, но никто не скажет о хорошем: «это сделал я», только «мы», и «я» лишь тогда, когда что-то сделано неважно или плохо. У плохого есть автор, у хорошего – все. Так же работают и спасатели, никто не скажет «я спас».

Сидим на передовом, только что заброшенном и поставленном безымянном лагере.
        – Мы не избранные группой, – говорит Кип. – Мы его назначены. Группа только выбрала кого назначить, а так мы – обыкновенные люди.
        – Маленькое человечество, – улыбается Дель.
        – И если кому-то нужна помощь, мы ее окажем, – говорит Дель. – Если кто заблудился. Или терпит бедствие.
        – Маленькое человечество спасателей, – подытоживает Дунай.
        – Точно! – радуется Дель. – Это же название лагеря! МЧС!
        – Дунай, тебе идет эта лента, которой ты подвязываешь волосы, – сообщает Гелька.
        – Давай я тебе такую же завяжу, – предлагает Гельке Дунай.
        – А давайте все тут будем ходить с такими подвязками? – предлагает Гелька.
В расположение лагеря вламывается сквозь заросли костлявый жилистый Заяц, на плечах у него катушка с проводом. Через несколько минут мы свяжемся с остальными лагерями. Зайцу, продолжающему разматывать катушку, первому повязывают МЧСовскую ленту.
        – Ща, погодите, – говорит Заяц. – Губы отсохли. За ним по кустам пробирается с крючком и развилкой серьезный несчетливый Мыш.
        – Вам помочь? – спрашивает Гелька.
        – Да ну, – говорит Заяц. – Тут работа на двоих на две минуты. А потом – кружечку бы с чаем.
        – Вот чай, уже налит, – говорит Дель. – Сейчас печенек вам достану.
        – Не надо печенек, – просит Заяц. – У вас ТЭБЭшка есть (Т.Б. – туалетная бумага).
        – Есть, – говорит Гелька, и только сейчас все замечают, что Заяц приплясывает, не отрываясь от работы.
        – Бедный Заяц, – вздыхает Дель.
        – Угу, – соглашается Заяц, обводя проводом ствол.
        – Дима, стоп, – говорю я. – Приземли катушку.
Заяц приземляет катушку к стволу. Я выдаю ему метр туалетной бумаги и сообщаю:
        – В таком состоянии ходить под грузом нельзя.
        – Ага! – радостно соглашается Заяц. – Где Поле Чудес? Уже есть?
        – Да, тебе туда, – показываю я, и Заяц исчезает. Мыш поправляет станок с катушкой, чтобы не упал.
        – Юр, а на этом лагере что-нибудь будет? – спрашивает Мыш.
        – Кроме обычных работ?
        – Да.
        – Будет переправа со всеми ее ужасами и кошмарами.
        – Навесная? – ликующе спрашивает Мыш.
        – Навесная. На всех следующих лагерях надо уметь ходить по верёвке.

На следующий день пришла Рысь с ребятами, навесили через речку основную веревку, свободные взяли камеру, я тоже побаловался, снимали допоздна, пока не сели аккумуляторы. И ползали по веревке до ночи. Это не фильм, а стыковой монтаж отснятого. Как есть. Черновик. Я не успел.

Камеру может взять каждый, кто сдал зачет на правильное пользование ею. Я с удовольствием посмотрел бы всё это вместе с вами, но до такой поры мне еще три с половиной года. Поэтому я и сейчас там, и Тропа живёт.
Обучение переправе – такая же важная работа, как еду готовить или тропу прокладывать. Мы живые, живые.

Отснятое – здесь, «Переправа».


Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

Recent Posts from This Journal