?

Log in

No account? Create an account

Tropa
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Заметки до востребования. Отрывок 101
   Администрахи не украшают воспитателя в глазах ребенка. Его робкая модель администрирования первозданно двухзвенна и состоит из локального противостояния событиям и людям в их отдельности. Так продолжается лет до десяти, когда он начинает осознавать свой масштаб и сверяет с ним масштабы предложенных ему запретов и ограничений. Процесс осознания требует от него лучше различать настоящие и ложные запреты, в том числе рожденные условностями, в том числе – административные. Отличив их, он не готов воспринимать их носителя как своего наставника. Поверхностный взрослый взгляд разглядит в этом явление непослушания, присущее "переломному" возрасту. С этим согласится любая администрация чего угодно, и все они вместе двинутся против ребенка, против его развития, не разбираясь – хочет он созидать или разрушать.Он и сам для себя это не формулирует, соблюдая природу выбора и потому не имеет опыта возражений. Он видит, что общество не принимает его "как есть" и его поисковое поведение направляется в сторону поиска себе подобных, отягощенных свободой выбора и независимостью желаний. Найдя группу или группировку, он увеличивает себя не только арифметически, но и качественно – оказывается не с ним одним конфликтует взрослый мир.
   Я прошу понимать, что написанное – только ракурс, один из ракурсов понимания и разглядывания проблемы, но то, что проблема существует, уже не отрицает никто. Я не утверждаю, что вседозволенность убережет вашего одиннадцати - двенадцатилетнего ребенка от поиска собратьев по разуму – своей группировки. Но знание этого аспекта, этого ракурса представляется важным.

   Тропа являет собой для подростка полигон с минимальным количеством запретов, каждый из которых легко объясним и целесообразен. У нас нет никакого "так положено", пришел – полагай сам.
   Я не помню случаев ухода с Тропы в группировку. После неё – бывало, вместо неё – бывало, с неё – нет, не было, за исключением Шведа.
   Были три или четыре случая поглощения Тропой небольших группировок, они происходили на сходстве базовых ценностей или хотя бы на отсутствии критических противоречий между ними. Тропа жила среди сообществ, становясь ими, одним из них, но и они становились Тропой, перемешиваясь с ней в процессе взаимного поиска и отбора.

   Управлять сообществом невозможно, административного участия в нём оно не принимает и отторгает такое участие.
   Отсутствие администрирования в отношении ребенка и/или группы детей открывает хорошие горизонты взаимодействия, взаимопонимания и взаимочувствования в том случае, если взрослый на всё это способен.
   Войну взрослых и детей пора прекращать. Надо садиться за стол переговоров или, то лучше – заняться общим делом – нужным, естественным и понятным.
   Конечно, каждый коростель свою Тропу хвалит, а на Тропе же есть своё администрирование и своя администрация. Но в том то и дело, что своя, внутреннее самоуправление – не родня администрированию извне. Родителям на заметку: "Тот, кто видит за спиной Большой Сквау маленького ребенка, имеет орлиный глаз" (древнеиндейское). Маленькие спутники Пастушьей (Полярной) Звезды должны быть различимы нами и уважаемы как личность и как процесс, поскольку личность – это процесс. Отдохните, администраторы.

   Дети уходят в криминал не для того, чтобы грабить, убивать и "кидать". У них сначала совсем другие мотивы: свобода самоутверждения, влекущая за собой избранные удовольствия.
   Десятилетний Пузырь из 346-й спарился с одногодком по кличке Щука для хищения с помощью удочки коньяка с продуктового склада. Может, ликера или водки, я уже не помню. Содержимое бутылок они тут же выливали на землю, бутылки сдавали в пункт приема стеклотары, а на вырученные деньги шли в кино и посещали там буфет с пирожными и лимонадом. Родителей Пузыря вызвали в милицию, куда они явились не просыхая, и уже через пару часов папа с мамой нещадно лупили обезумевшего от боли Пузыря за то, что он выливал в землю драгоценное содержание бутылок, идиот. Дело было весной 1966, а уже 31 декабря того же года в 23-15 я вытаскивал голого, замерзшего и в стельку пьяного Пузыря из конического высокого мусорного бака, куда его забили головой вниз недовольные чем-то взрослые собутыльники.
   С вынутым из помойки посиневшим Пузырем на руках я стоял посредине небольшого токмаковского дворика, в окнах домов светились новогодние ёлки и гирлянды, играла музыка, до Нового года оставалось совсем немного.
   Судорожно соображал, куда его отнести. К нему домой? Это все равно что бросить. В школу? Она закрыта, ключей у меня нет. В милицию? Я уже хорошо познакомился с ними и добра от них не ждал, они сделают ещё хуже, чем есть. К себе домой? Но я только что – несколько дней назад – дал слово больше никого не притаскивать домой. Особенно неприемлемой мне казалась каморка в подвале, где жили родители Пузыря, как зачарованный пошел именно в этом направлении, но по дороге свернул к Димке, который был мне не другом, а знакомым, может быть, – приятелем, мы вместе бегали скальные тренировки в Царицыно. Я позвонил Димке в его квартиру на первом этаже и, пока дверь открывалась, подумал, что несу своего Пузыря в чужой дом, где сидят многочисленные и невинные гости за праздничным столом, но гостей не оказалось, дома был только Димка и его финская лайка. Эта финская лайка, имя которой я теперь силюсь припомнить, мигом оценила обстановку и стала, скуля, вылизывать Пузыря, которого мы положили на толстую иностранную циновку в Димкиной комнате. Димка притащил свой и два родительских пуховых спальника, и мы укутали в них облизанного Пузыря.
   Минут через двадцать Пузырь перестал отчетливо сипеть, а вскоре слегка порозовел и обрел более спокойное дыхание. Его ссадины, стесы и ушибы мы помазали йодом, и финская лайка уже не тянулась их лизать. Димка принес горячий чай, но Пузырь никак не возвращался в сознание, и я попросил Димку:
   – Вызови "скорую", пожалуйста.
   Димка пошел вызывать "скорую", а Пузырь вдруг очнулся и довольно внятно на меня посмотрел.
   – Вовка, – позвал я.
   – М-м, – сказал Пузырь.
   – Сейчас "скорая" приедет, – сказал я. – Они тебе помогут.
   – Не-е! – оживился Пузырь. – Они в ментовку сдадут, не надо!
   Язык его заплетался, но он явно был жив. И прав.
   – Не глупи, Вов, попей чаю, – попросил я.
   – Одни короткие гудки, – сказал вошедший Димка. – Всех что ли на Новый год прихватило?
   – Не надо, – попросил Пузырь и отхлебнул чаю. Чай был горячий, Пузырь поморщился и сказал:
   – Я всё так выпью, не надо "скорую".
   Потом его стало рвать. Потом он спокойно заснул, и мы с Димкой с небольшим опозданием встретили Новый год. Финская лайка сидела возле спящего Пузыря и внимательно слушала его дыхание. Димка принес ему какие-то свои одежки и сложил в стопку у него в изголовье.

   Утром я отвел Пузыря к нему домой. На улице не было ни души, да и хода от Димки до Пузыревского подвала – минуты четыре. В подвале, когда открыли незапертую дверь, стояла мертвая тишина, и мне стало не по себе, пока я не различил приглушенный храп.
   – Ну, всё, – сказал Пузырь. – Я пойду.
   – Пойди, – сказал я и тихо вышел вон.
   Их деревянного дома, стоявшего во дворе наискосок от Сада Баумана уже давно нет, Пузыря тоже нет, он погиб в пьяной драке несколько лет спустя. Димкина рыжая финская лайка пережила его на несколько лет. Никто не звал его Вовкой, Володей или Владимиром. Он был Пузырь, иногда – Бурыгой – созвучно фамилии. Он выливал коньяк в землю, чтобы сходить в кино. Я не смог помочь ему. Таких случаев беспомощности накопилось много. Они давят своим грузом на корни души и запирают дыхание. Это навсегда, ничего исправить я уже не могу. Поиски ошибки ничего не давали, обращаясь к каждому моменту принятия решений, я натыкался на то, что делал всё правильно по своему тогдашнему разумению, без критических ошибок. Дело было в чём-то другом.

   Пузырь был в нашем первом походе в марте 1966-го, с которого началась Тропа, но больше с нами никуда не пошел. Тогда ночью, на притоке Пахры под Подольском, я вытрусил из него початую бутылку водки и утопил её в этом притоке. Пузырь заплакал и швырнул мне под ноги колоду карт, которую ему дал Соловей. Потом катался с Грибом на молодых пружинящих стволах деревьев, и я в страхе снимал их оттуда. К шести утра, когда все начали засыпать кто где, Полкан слегка образумил Пузыря каким-то коротким резким разговором. Пузырь затих и дотерпел поход до конца. Полкан после похода ушел из своей приблатненной разгуляевской компании, Пузырь никуда не ушел из своей, хотя она была хилее и состояла иногда из двух человек. Двор, где находился в подвале склад с коньяком было хорошо видно из моего окна на Ново-Рязанской, если смотреть напротив через Спартаковскую. Там был проходной двор по пути из дома в школу, по самому короткому пути. Я бегал по нему, когда случалось что-нибудь страшное, – на пути был забор, отделявший казенный производственный двор от обычного, придомного. Этот путь снится мне до сих пор, и я вскидываюсь в отчаянии: опять не успел.
   Еще вспоминаются две ноги Пузыря, торчащие почти по колено из мусорного бака. На ногах были ботинки, они смотрели в разные стороны и остались у меня в руках, когда я хотел сразу вытащить Вовку из бака.

(2015-2017)
© Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Нумерация отрывков не является авторской. Все тексты написаны автором в тюрьме.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

Posts from This Journal by “заметки до востребования” Tag


...Потом катался с Грибом на молодых пружинящих стволах деревьев, и я в страхе снимал их оттуда...

С-слов нет, одни матюки, да и те стихами:

Богу – богово; волку – логово;
Кораблю – волна под винтом!
Кто там звонит в колокол,
По ком звонит колокол?
Не спеши – ты всё узнаешь,
Потом.
4 8 15 16 23 42
Совершайте подвиги; берегите клоунов...
4 8 15 16 23 42
Конец строки.
4 8 15 16 23 42
Прыжок!!


Как-то так.

Хохот судьбы – как мне представляется – здесь в том, что "Первый Командор умел (но не смог) в Многоразность, а Горбовский мог (но не сумел) в деритринитацию".

Мать вас растак, вот вам от меня странный совет:

!) Находите такую травинку, что б росла соломинкой и была сухая;
") Вытаскиваете её из земли с корнем;
#) Точите её "в остриё" (косым срезом, например) под первым от корня коленцем (всё, что выше этого острия в дальнейшем процессе уже не используется);
$) Тычете этим остриём в ту (те) родинку (нки), которую (рые) почитаете лишними на этом Вашем маленьком (или большом, маленькие-то обычно подобного дренирования не требуют) персональном сабантуйчике незакрытых гештальтов. При этом позволяете своей "пране" струиться через структуру "дренатора" – каналы там уже есть свои: соломинка-то ещё как-то вырасти ухитрилась же.
%) Закапываете корнем вверх в землю в сыром месте – предпочтительнее всего там, где не ходят люди (тут важно обеспечить целостность дренатора на дальнейшем этапе) и уходите: всё, что могли Вы уже сделали.
^) Когда дренатор истлеет – таинственным образом исчезнут и "отложения меланина" из обработанных родинок (выглядит как "отбеливание" родинки и области кожи вокруг неё). А вместе с ними "рассосутся" и те незакрытые гештальты, которые эти родинки в "карме" (или, скорее, "дхарме") дренируемого (то есть, в данном случае – Вас) субъекта сиволизировали.
&) Перепривыкаете к изменениям в "дхармодинамике", которую повлекли за собой изменения в автосумме (а стало быть – и в автопроизведении, а стало быть – и в автофуге) НГ. Это уж для каждого сугубо субъективно и гиперперсонализировано. Опыт других неприменим (либо применим лишь очень и очень условно).
*) При наличии на то "драматургической небоходимости" – повторить с пункта "!)".


Вот, такой вот "эффект Гриба".
Мля.
С теоретической составляющей – традиционно окололототальный швах. Но сам эффект – работает: проверено идиотами.
Поди, кому и сгодится.


Edited at 2018-04-15 04:38 am (UTC)

А в данном полускрытом камменте (который чего-то ничерта не полускрывается) находится ссылка на ютуб. А в ссылке – видос. А в видосе – симпотные съёмки ночного города и поток сознания в качестве закадрового комментария.

Вот на такую занятную джигурдень меня пропрыгнуло после написания предыдущего каммента. Предлагаю её и Вашему вниманию. Надеюсь, Тропа уж разберёт, какие это "песни, пляски и другие колониальные товары"...

Надеюсь, я сейчас не "объясняю страшную тайну, которую Тропа давно знает".



...Сказки Тёмного Леса
Я увидел в кино:
Это было – недавно.
Это было – давно...



Edited at 2018-04-15 08:10 am (UTC)