?

Log in

No account? Create an account

Tropa
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Заметки до востребования. Отрывок 52
   Проводницы вагонов в поездах дальнего следования, увидев на посадке огромную кучу детей и рюкзаков, кричали в ужасе всякие слова, а то и просто кричали без слов, прекрасно понимая, что на пару суток или больше им в вагоне обеспечен сумасшедший дом с кучей приключений, угрожающих жизни, здоровью пассажиров и состоянию подвижного состава. Они продолжали кричать и причитать пока мы – как положено – в начале – грузили в вагон рюкзаки, коробки и контейнеры. Но когда ребята уже без груза начинали входить в вагон, чинно и тепло здороваясь и помогая друг другу, проводницкий крик немного стихал, на смену ужасу в глазах проводниц появлялось удивление, но губы оставались поджатыми.
   Через час-другой, уже обойдя пассажиров, проверив билеты и раздав постельное бельё, они начинали удивленно высовываться из своих узеньких служебных купе и спрашивать:
   – Они что у вас там, умерли что ли?
Нет, не умерли, просто мы едем. Тропа едет в поезде, тихо и спокойно обустраивается, на распаковку специальной бригаде подается груз, который мы будем использовать в пути, – посуда, умывальные принадлежности, рисовальный блок, шахматы и шашки и ещё множество нужных мелочей, приготовленных в дорогу.

   Потом, по дороге из туалета, они зазывают к себе кого-нибудь из не самых рослых тропяных и пытают, прерывая процесс на чай с конфетой.
   В течение следующего часа обстановка в вагоне кардинально меняется.
   – Они у вас все детдомовские? Я бы вот этого (показывает) взяла, он тихий, вежливый, а у меня двое ребят – сорванцы.
   – Они все тихие и вежливые, – говорю я. – Но, бывает и по-другому, увидите на большой стоянке.
   Ребята помогают проводникам, уже зная по прошлым поездкам вагонное хозяйство, ловко разносят чай (старшие), уютничают на своих полках, ходят друг к другу в гости.



   Проводницы попадают в состояние шока. Их отношение к нам меняется на глазах, они начинают рассказывать проводникам других вагонов и начальнику поезда, что у них в вагоне едут чудо-дети, не орут, не безобразничают, всё правильно делают сами, а руководитель ихний ни разу на них не крикнул.
   Мы улыбаемся, всё это не впервой, нам нравится, что мы чудо-дети. Ничего показного или специального, однако, не происходит – мы живем своей жизнью.
   – Он вас бьёт? – в ужасе догадывалась проводница, захватив к себе очередного "языка". В ответ – "счастливый детский смех".
   – Почему же вы все такие тихие? Забитые что ли? Или вы больные? Или вам нормально жить запретили??
   – Мы нормально живем, – улыбается Славик, – и все здоровые. Мы едем в экспедицию в горы.
   Через сутки начинается паломничество – мамы-проводницы заочно сватают своих чад на Тропу.
   Расставание в конечном пункте всегда полно проводницких слёз и ребячьей благодарности за чудесную поездку. Видя, как дети подметают за собой, протирают, поправляют, собирают мусор, они ещё раз впадают в шоковое состояние и просят нас не выходить, ехать с ними еще и ещё, хоть на край света.

   Тропа знает, что её самоорганизация производит на сторонних людей впечатление, но никогда не кичится, не гордится, ибо для нее естественно – вести себя прилично, а восхищаться естественным – странно.
   Тропа спокойно относилась к славе, а слава спокойно относилась к Тропе и не сильно ее тревожила.
   Появлявшиеся время от времени грязные публикации о Тропе в газетах ребят особо не тревожили, разве что приходилось лишний раз отвечать на странные вопросы, которые задавали родители и педагоги.
   В большей степени грязь повлияла на смеховую культуру Тропы, включая юмористическую мифологию. Все понимали, что жить десятилетиями открытой жизнью, имея внутри что-то нехорошее, – невозможно. Тропяная информация диффузна, она не может быть удержана внутри без проникновения наружу. Тем более она не может не стать достоянием общества на протяжении долгих лет.

(2015-2017)
© Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Нумерация отрывков не является авторской. Все тексты написаны автором в тюрьме.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

Posts from This Journal by “Тропа” Tag



«Юрий Устинов: человек и шотакот » — Ну? Просто!

С другой стороны: дяденька же не убивал, не грабил лесом, не насиловал несчастных по темницам (хотя с границами понятия «изнасилование» нынче не вполне естественные вещи происходят). Напротив: посвятил свою жизнь тому, что бы в мире стало хоть чуть-чуть меньше маньяков, убийц и прочих отрыжек «старой-доброй монструозности».

А что сделал свет?

Затравил этого почти святого (сарказм) человека со столь нужными порой некоторым детишкам удобствами. Кто этими удобствами потом завладел и как ими распорядился — замалчивается с воистину библейской благочестивостью. Полагаю, супруги-гогопеды Лишины там лишь верхушка говняного айсберга, а копать всерьёз чего-то сыкотно.

Затравил за то, что к делу вообще не особо относилось и вообще совершенно другая история. Ну, может, помните? «Вон там „атланты держат небо на каменных руках“, „не мед со стороны“…»

Затравил, строго говоря, в рамках «протестантской морали». Или вовсе «готтентотской» — тут уже ясности нет и не предвидится в принципе.

Не гонителей сгубил, но гонимого. Экая, право слово, банальность. Свет «смеётся и просит „ещё“».

Лично я не удивлюсь, если спустя сколько-то лет (или даже веков) этот случай станут рассматривать как яркий и характерный пример конфликта явно избыточной гей-пропаганды с явно избыточной пропагандой пристойности. А имя Юрия Устинова ещё встретится на чьих-нибудь хоругвях в качестве добротно сфабрикованного великоумученика…