?

Log in

No account? Create an account

Tropa
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Заметки до востребования. Отрывок 45
   Пора бы рассказать о сущности работающего на Тропе "эффекта домино наоборот", когда цепочка взаимоотношений не валит каждого следующего, а поднимает его, ставит на ноги.
   Если коротко, то все дело в том, что внутренние приоритеты под влиянием горной тропяной жизни меняются с "нормальное положение – лёжа" на "нормальное положение – стоя". За неделю-две группа, готовая к такому прыжку, пружинящая в поисках своего "нормального положения" при совсем незначительном событии, зовущем вверх, начинает подниматься, приобретая новое положение для каждого и для всей группы. Все "распрямляются". Подробнее – потом, если успею. Но это же так легко, правда? И понять легко, а сделать – еще легче. На Тропе. В горах, в море, в тайге и тундре, на Марсе и в десятом измерении. Но не в обыденной жизни семьи и школы. Там нет натянутой струны, ведущей к цели, а часто нет и самой цели, она не осознана, не сформулирована или отсутствует. Я не о той цели, которая декларируется или навязывается взрослыми, потому что они больше знают и вообще серьезные люди, в отличие от некоторых.Я про внутреннюю, нутряную, желанную, осознанную цель ребенка, которую он может определить только сам. Каждому своё, конформизм обезьяноподобных не пройдет.
   Если цель начинает довлеть, насильничать, её можно усовершенствовать или вообще сменить, или перемасштабировать. Главное – не смотреть на цель сквозь оптический прицел, остальное вполне поправимо. Чтобы найти цель, часто нужно много их примерить на себе, пока не найдется та, которая впору. Где примерять? На Тропе, конечно.
   И – никаких разговоров о важности определения цели, об ужасах её отсутствия, о неопределенности задач, решая которые к цели движешься. Только навык быстрого и точного решения проблем, который в горах приобретается легко, особенно на занятиях по скалолазанию или в изнурительных "разведках нитки Тропы". Тот, кто ходит в разведку, никогда не решится на суицид. Он знает цену жизни и свою цену в необходимой помощи товарищам. Иногда, чтобы вырастить внутреннюю опору, нужны месяцы и годы, но когда она выросла и окрепла – ничто уже не отвратит от жизни.
   Потерявших смысл и внутреннюю опору суицидников мы брали охотно, несмотря на то, что они были индифферентны по отношению к группе и Тропе. К ним уместно было обращать вопрос – не против ли они вместе с нами сделать тропу, поскольку она нужна для и т.д. Если у остальных было решающим желание работать с нами, то у суицидников нам хватало их согласия. С желаниями у них вообще не густо, мягко говоря. Я скажу так: не надо суицидников брать пальцами, им холодно от этого. Только открытую дружественную теплую ладонь они услышат при общении. У них нет сил удивляться, но откроем им сердце – пусть наша уверенность в себе будет временно их протезом уверенности в себе.

   Регрессивные процессы, которые были в бытности каждого вне Тропы, сменяются довольно мощными прогрессивными, меняются полюса и знаки, идет перестройка личности, адаптация ее в новой для неё дружественной среде группы и одновременно среда дикой природы, настоящих трудностей и нагрузок, в том числе нравственных, моральных, волевых. Прогрессирует не только каждый, но и сама группа – движение к общей цели – прокладке тропы – побуждает каждого и группу искать в себе новые средства, поскольку прокладка тропы входит в круг личных интересов каждого и является приоритетом группы.
   Меридианы, по которым я выстраиваю "Заметки", вряд ли имеют отношение к стройной логике и системности изложения, но у меня и у Тропы они таковы, при желании читатель может сделать внутри себя перевод на понятный ему язык и внести свою лепту в стиль изложения, или отложить в сторону эту мою писанину.
   Тургеневский Герасим вряд ли был кинологом, но всё равно, как и поп, у которого тоже была собака, к собачьим делам причастен, так и я, ничего не понимающий в Тропе по случаю среднего образования, говорю о ней без умолку, в надежде, что хотя бы несколько слов прояснят её.
   Тропа уводит от энтропии в другую сторону, созиданию сопутствует минимальное разрушение, которое не причиняет вреда дикой природе, лишь отдает приоритет уверенного движения путнику, человеку идущему, организуя только саму нитку тропы и бережно оставляя нетронутыми природные объекты. Например, выбивая полку в грунтовом склоне, группа обязательно сделает дренажи для сохранения склона от эрозии, на нашей тропе не может быть луж, скольжения по грунту, ветки при сквозной чистке хода тропы выпиливаются только в расчете на всадника с волокушей, на которой лежит человек. Маленькие деревца будут пересажены с ложа тропы, если их невозможно обойти. Гнездовья птиц и убежища зверей будут обойдены, как и родники – истоки рек. Антропогенные разрушения будут нивелированы, а где можно – компенсированы или удалены из природы. Реставрируются побитые тракторами родники, верховые ручьи – истоки рек, их берега укрепляются нами, для остановки эрозии склонов мы переносим в места повреждений грунт, дерн, подсыпаем гравий, укрепляем ложе ручья. Мусор, который теперь присутствует даже в отдаленных диких местах, упокоится с нашей помощью под землей, а водопойные тропы зверей и сами водопои останутся нетронутыми.
   Такое отношение группы к внешнему миру обращается во внутренний мир каждого участника экспедиции, и не только результат важен в этом случае, но и сама динамика процесса, его логичность, организованность.
   Понятно, что в городе или на пикнике такую работу найти сложно, но любые труды по экологической реставрации местности оставляют или прокладывают благодатный путь во внутреннем мире реставратора.
   Людям давно известно, что самый лучший способ помочь себе – начать помогать другим. Личность ребенка очень часто имеет те же разрушения и проблемы, что и первозданная дикая природа. Приводя её в порядок и прокладывая пути, ребенок невольно совершает то же самое внутри себя. Выгода, которую принято ожидать в обмен на затраченные силы, здесь является в образах новых, ранее не испытанных состояний и настроений, как правило – мажорных.
   Огромное количество и отменное качество природных формул жизни, алгоритмы симбиозов, согласованные действия компонентов систем – все это оздоровляет, воспитывает, дает пищу для дальнейших размышлений, предлагает свой жизненный опыт и ничего не просит взамен – Природа не торгует, она дарит, лечит, наставляет.

   Границы между Тропой и природой, Тропой и социумом, человечеством размыты, условны, подвижны. Являясь и природным, и социальным объектом, Тропа существует одновременно во многих ипостасях, что не дает мне возможности уверенно провести какие-то границы.
   Это дает мне возможность считать Тропу условным, а не фактическим изолятом – связи её со внешней средой множественны, как и взаимодействие, и в итоге – взаимозависимости.
   Списанные со старых кораблей судовые телефоны с огромными трубками и вполне школьными по величине звонками, были подарком судьбы, они даже не требовали электропитания, а работали если покрутишь ручку вызова – телефоны связали лагеря Тропы в систему, обеспечили их согласованную работу, а изобретенный нами однопроводной вариант линии решил проблему связи между аппаратами, находящимися на разных лагерях, иногда за десятки километров друг от друга. Подключив в порядке эксперимента телефонную линию к усилителю батарейного приёмника, мы получили устойчиво и мощно работающую громкую связь. Все разговоры, кроме личных, стали доступны для общего прослушивания и жизнь на Тропе по-новому зазвучала не только на местности, но и в электросвязи, в динамиках, наушниках. Это был 1982 год и это было очередное рождение Тропы как единой системы. Времена гонцов с записками канули в прошлое, оставив лёгкую ностальгию – всё-таки быть связным и доставлять важные письма – тоже увлекательно.
   Один провод, потолще, отводим в заземление, второй, потоньше, умело тянем между лагерями, поднимая его высоко на ветви деревьев – вот и есть связь.
   В 1982 во время обрывов тонкого воздушного провода система начинала работать как детекторный приемник – в нём пела Алла Пугачева. Если слышишь её – значит на линии обрыв, и ты больше никого не услышишь, пока его не устранишь. 89167_900.jpg
   Пара связистов уходит по линии, унося с собой контрольный телефон: они будут искать обрыв, пока не найдут и не устранят. Линия идет не по нитке тропы, её бы давно порвали, а в обход, по обрывам, густому лесу, крутым склонам.
   Связные – святые люди. Они всегда улыбаются. Их везде любят. Они очень надёжны, ходят вдвоем (одиночное хождение запрещено) и на вечерних разборах возле костра любят сидеть рядом. Когда они возвращаются с линии, лица их свежи какой-то небесной свежестью, у них добрые нездешние глаза и уверенная походка, несмотря на усталость. Их отпаивают чаем, а они держатся вместе и улыбаются, будто узнали какую-то важную добрую тайну.
   – Тайну? – удивляются они. – Нет, все хорошо, всё штатно. Без травм, это олень сбил линию, задев ее рогами.
   Мы подняли ее выше всех рогов. Сделали надежную скрутку. А у вас как, все хорошо?
   – Штатно, – говорит Янка. – Компот был классный.

   С появлением современных средств связи Тропа может жить у вас на столе или в кармане. Есть два места, где не стояла бы камера – купалка и "поле чудес" (туалет). Эдакое реалити-шоу, но с нормальным русским языком и нормальной артикуляцией. Возможно, детям РФ не хватает чего-то именно такого. Детского телевидения нет в стране, попса компьютерных мультиков и импортные детские проблемы в школе – не в счет. Россия, несмотря на обилие экологических бедствий, – страна с огромными неосвоенными территориями удивительной красоты и силы. Жаль, что нет второй жизни, мы с Тропой провели бы её под камерами, под взглядами многих глаз – нам нечего скрывать и нечего стесняться.
   Лица в отблесках костров особенно прекрасны. Не наглядеться. Особенно – в кругу вечерних мыслей, итогов дня и всей прошедшей до него жизни.
   – Я сегодня… увидел трутовик, – говорит Севка, молчун-аутист, и смеется беззвучно, но очень заразительно.
   – Он смешной? – спрашивает Катюха. Все уже смеются вместе с Севкой.
   – Не, – говорит Севка. – Он неприличный.

   Тропа – открытая неизолированная система, активно взаимодействующая с внешней средой. Педагогика Тропы является производным от сущности и устройства самой системы и внутри неё не декларируется как задача или цель сообщества, равно как экологическая культура, творческое и физическое развитие, интеллектуальная деятельность. Задача Тропы – сама тропа, реально прокладываемая в горах и служащая всем путникам – туристам, охотникам, спасателям и т.д.  Система, ставящая перед собой только специфические педагогические задачи, вряд ли сможет их решить, поскольку будет оторвана от реальной, интересной для людей (детей) жизни.
   Тропа не является исполнением какого-то заранее разработанного умозрительного бумажного проекта, она складывалась как система естественным образом и в естественных условиях. Эти "Записки" – первая наша попытка осмыслить себя как явление.
   Сороконожка пытается рассказать как она ходит. Возможно ли это? Посмотрим.

   Являясь частью природы, Тропа не растворяется в ней. Социальное, общественное, существуя на природном фундаменте и в союзе с природой, остается человеческим явлением. Так же и группа, живущая среди стай, не становится стаей или охлосом, осознавая ответственность человека, группы людей перед природой, перед прошлым, настоящим и будущим. Тропа сохраняет все свои системные свойства, они же её природные свойства, среди которых важна экологическая модель поведения группы и человека.
   На основе взаимодействия с природой Тропа имеет качества, которые не присущи ни человеку, ни природе в отдельности и которые делают потенциал системы сравнительно высоким, в т.ч. в области образования и воспитания. Высокий потенциал и широкие возможности Тропы – это результат именно постоянного взаимодействия группы с природой.
   Власть разума, не зависящая от разума власти благотворна для всех, кто находится в ее поле. Возникает некая новая генерация, названия которой я не знаю, не умею выразить очеловеченную природу и оприроженного человека в одном целом явлении.
  "Человек впервые реально понял, что он житель планеты и может – должен – мыслить и действовать в новом аспекте, не только в аспекте отдельной личности, семьи или роде, государств или их союзов, но и в планетном аспекте".
   В.И. Вернадский "Размышления натуралиста. Научная мысль как планетное явление". М., кн. 2-я, с. 21.

   Самоуправление является свойством Тропы, присущим ей как системе, самосоздавшейся в достаточно суровых природных условиях. Такие условия, выдвигающие человеку и группе повышенные требования организации жизни, лежат в основе коллективизма, доброго отношения друг к другу, оптимизации всех видов совместной деятельности. Невозможно жить в сложных природных условиях и без понимания природы, внимания к ней. Невозможно противостоять неблагоприятным для людей явлениям природы без альтруизма и толерантности, сдержанного и разумного поведения.
   Труднее на Тропе приходится детям гиперопёки, и/или тем, кому весь мир всё должен, а они ему – ничего.

   Обмен всякого рода сигнальной информацией является тем способом организации действий и взаимодействий, который органично присущ Тропе и часто воспринимается как ее обычай, передаваемый из поколения (3,5-4 года) в поколение, как традиция.
   Именно обмен сигналами, а не страх силового давления правит Тропой, не торговые отношения, где перемещается "выгода", не суеверные страхи, где наказание неизвестно, но неизбежно. Только сигналы, подаваемые разумом и чувствами и воспринимаемые разумом и чувствами. Оказание давления человеком на человека или группу – исключено, его в свойствах и атрибутах Тропы не существует, никогда не было и не может быть.
   – Я не знаю что делать, – сокрушается на вечернем разборе десятилетний Ваня. – Вы мне прикажите – я всё сделаю, а сам я не могу.
   – Ты же человек, Ваня, – говорят ему из Круга. – Выполнять приказы может и дрессированная собачка. Тебя никто не торопит, просто обидно, что ты на Тропе ищешь начальников. Их тут нет. Попробуй думать сам. Мы можем что-то советовать тебе, но указывать, приказывать – никогда.
   – Что же мне теперь делать? – отчаялся Ваня.
  – Думать.
   – Это как??!
   – Спокойно, глядя вокруг и понимая что происходит, где и кому нужна помощь.
   – А если потом спросят?..
   – Кроме тебя самого, никто не спросит. А если захочешь сам говорить о себе или о других – говори здесь, на круге. Руководитель у тебя есть только при выполнении авральных работ. Все остальное время у тебя, если хочешь, много советчиков, но начальник себя – ты сам. WhatsApp Image 2018-08-30 at 21.43.19.jpeg
   Недели три спустя Иван получил на круге деревянную медаль Тропы "за победу над собой", надел её на шею и после разбора обошел всех, каждого поблагодарил лично и глядя в глаза. Медаль бережно хранил и повез в конце лета домой как свое высшее достижение, – то ли текущего лета, то ли всей жизни, десять лет в десять лет – это очень много.

   Тезаурус Тропы значителен, одна из его главных ценностей – постоянное совершенствование, пополнение содержания, другая – доступность, отсутствие сложных для понимания составляющих или их формулировок. По сути он прост, как бывает проста хорошая детская литература. Он легко привлекает к себе предметные и логические опоры из повседневной жизни, из природы. Миф о "Законах Тропы" родился именно ввиду тезауруса Тропы – он и содержит в себе всё "законодательство", не выделяя его и не формулируя как отдельное явление. Тропа сама внутри себя охотилась за этим мифическим сводом законов, но не нашла его нигде, кроме как в «устном народном творчестве». Законы Тропы – это законы природы, которые существуют, в частности, по умолчанию, как и многие подобные вещи – для детей. Духовные двойники материальных объектов и субъектов действуют и взаимодействуют иначе, чем их материальные "матрицы", духовное внутри человека так же, как законы Тропы внутри её тезауруса. Похоже, я заехал в дебри, где всё по отдельности верно для Тропы, а вместе – абракадабра.
   Вернёмся в лес. Когда пишу про лес, получается, мне кажется, что-то вразумительное, а когда слезаю на обобщения, сразу начинаю беспомощно плавать среди терминов и понятий. Сказывается отсутствие образования. Но если бы оно было, я бы знал, что Тропа невозможна и слишком сложна, неосуществима.
   Впрочем, ты можешь пропускать те заметки, где я пытаюсь приблизиться к "научному пониманию", всё равно Тропа в нем не расположена. Или оно в ней.

(2017)
© Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Нумерация отрывков не является авторской. Все тексты написаны автором в тюрьме.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

Posts from This Journal by “Тропа” Tag


Вспомнил один старый термин, сформулированный ещё аж середине нулевых: презумпция взаимообучаемости. Похоже, он "куда-то сюда".