FM
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Записки до востребования. Отрывок 42
Юрий Устинов
2015-2017
Не редактировано. Не вычитано автором.

Говорите со своим внутренним ребенком и не бойтесь отвечать на его неудобные вопросы. Вы сами себе прояснитесь, сверив себя с собой.
›
Есть ли какие-то алгоритмы разрешения педагогических ситуаций? Нет. Это всегда импровизация сознания, которое и само по себе спонтанно. Есть ли «типовые» ситуации? Нет. Они всегда неповторимы. Типология и заранее созданные алгоритмы повлекут за собой в педагогике только обман, самообман и насилие.
Многофакторность п/ситуаций делает профессию педагога мужской. Во всяком случае, побуждает к действию мужское начало, когда многофакторность стимулирует быстромыслие, а не вызывает паническую реакцию сохранения потомства, такая реакция, как правило, довольно примитивна и не продуктивна в педагогике. Для женщин ничего обидного в этом нет, – это всё равно, что сокрушаться о том, что лошадь не имеет колёс, а повозка не умеет ржать и выбирать дорогу. Педагог – мужская профессия, как и летчик, капитан корабля или дирижер оркестра. С Учительством, в отличие от педагогики, сложнее – каждое учительство индивидуально и является уникальным соединением компонентов, – любых. Если учитель имеет одновременно двух и более учеников – ему придется попутно быть и педагогом.
Очень желаю всем учителям взаимно найтись со своими учениками, а так же – тем и другим – никогда не пытаться взаимодействовать по назначению. Крах школы начинается, когда случайно собранному классу вручают случайно назначенного преподавателя. В этом смысле лучше уж кружок, который можно самому выбрать, а еще лучше – клуб, где важны уже не только отношения между руководителем и кружковцем, но и между членами клуба. Почему образовательным учреждением должна быть по всем швам устаревшая школа? Когда-то она стала революцией в образовании, поставив его на поток, но – сейчас-то… Изменилось общество, науки, технологии, задачи, а школа во многом осталась прежней – даже не «квадратно-гнездовой», а просто – квадратной. Во всех политических ветрах ее флюгер выбирает самый плотный, но о его соотношении с широтой и глубиной образования флюгер не думает, совершая очередные движения только при смене политических ветров.
Образование – шире и глубже, чем выполнение политического заказа на следующее поколение. Бесполая, напичканная идеологемами школа должна уйти. Пора садиться в круг и все проблемы решать горизонтально – не сверху и не снизу.

Бесценное время для образования – перед сном, когда «подернулись пеплом головёшки костра». Можно говорить о сокровенном, не важно – назовешь ты его знанием или чувством.

Ты хотел знать – что это у меня за мир такой, в котором я живу, из которого выскакивают иногда всякие песенки. Вот, я рисую тебе, как умею, этот мир и он не обязательно покажется тебе реальным, но – я не настаиваю, – для меня – он таков. Я продолжаю познавать его, это бесконечный процесс и никакого конечного мира, готового стать истиной, я в себе не знаю. Там перебегают огоньки гаснущего костра, жар его слабит тело, но крепит душу, там тысячи сомнений беспокоятся под пеплом, как головёшки того, что уже случилось и того, что еще не произошло.
Таинственный мир, с детства бередящий душу своей неразгаданностью, подсвечен сегодня серыми лучами неяркого, замершего за пеленой туч зимнего солнца. Я смотрю на него через свою катаракту т думаю, – что же будет делать государство с поколением, которое оно полтора десятилетия готовило к войне? Снаряжало, наряжало, вырабатывало радостное презрение к чужой боли на пепелище чужого дома. Если война не состоится – весь этот чудовищный объем и предельная плотность оскаленных зубов достанется российской педагогике, которая плохо отличает штатные усилия от экстремальных и не очень-то знает как и куда канализировать немотивированную жестокость и беспричинную злобу.

Экстремальная педагогика, которую мы стартовали в 80х как необходимость «не пошла», ее замяли, зажевали и замолчали, а надо ли было? Страна безголовых взрослых и трудных детей. Это при том, что агрессия и жестокость не характерны для россиянина, их надо искусственно вырабатывать. В этом преуспели. Конечно, солнце много чего диктует, но зачем тогда Хомо называть Сапиенсом, если он идет на поводу у солнечных вспышек не пытаясь противостоять этой непогоде? Так можно договориться до того, что солнечная активность формирует телевизионную картинку, но неча пенять, – картинку формируют люди, после чего она сама формирует людей. Чуешь, где «входное звено»? Правильно, – те, кто формирует картинку. Им бы заняться полезным делом, что-то выращивать на полях, или массово шить трусы арестантам-бадолагам, у которых ничего нет. Но, тем, кто сеет смуту, хорошо платят и вряд ли их энергия будет использована в мирных целях. Вряд ли все эти директора и эксперты всевозможных институтов по изучению подкладки общественных устремлений и геополитической похоти, похоти власти. Все эти новообразования потешны, как подкладные королевские шуты, но ничего весёлого в этой общественно-онкологической ситуации нет, обыкновенная проституция мозгов.


Recent Posts from This Journal


?

Log in

No account? Create an account