FM
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Записки до востребования. Отрывок 17
Юрий Устинов
2015-2016
Не редактировано. Не вычитано автором.

ИЧЕ и СТС.

АльпинистИЧЕская веревка, предложенная вам для страховки жизни, вызовет оторопь и вопрос:
– А что, альпиниСТСкой у вас нет?

– Юр, он нас оскорбил. Сказал, что у нас туристИЧЕская палатка, – почти на турслёте Вовка Полканов, когда чиновник из городского образования решил детей похвалить за красиво стоящую «туристИЧЕскую» палатку».
Всё туристИЧЕское – ненадёжно, праздно, бутафорно. Всё туриСТСкое обозначает надёжность, функциональность, эргономичность, столь важную при обеспечении безопасности, удобства и целесообразности.
ТуристИЧЕская группа пойдет на пикник, на вершину пойдет туриСТСкая. Лозунг «Туризм – лучший отдых» мы воспринимаем юмористически. ТуриСТСкое было для нас образом жизни, в котором столпом стоит любимый вид спорта, а не стиль отдыха. В конце прошлого века всё туриСТСкое тихо и безнадёжно исчезло, спортивный активный туризм сошел на нет и произошло замещение понятий, – стало лень выговариватьучетверённую согласную СТСК, вместо неё разИЧЕствовалось оскорбительное для спортивного туризма словечко.
А уж в мире, где человек озабочен количеством лайков под селфи, совсем трудно говорить о необходимости быть, а не казаться. МазохистИЧЕская потребноть сделать всех лохами а самому остаться «в белом» стала нормой жизни, человеческой сущностью, лейтмотивом генетической модификации, на фоне которого брезгливое негодование по поводу туристИЧЕского уклада жизни выглядит старческой придурью.
Защищать туриСТСкое в отражениях Тропы я буду так же, как защищают честь и достоинство. Это – вопрос сущности Тропы, лингвистика и стилистика в этом конфликте вторичны.
Наша толерантность по отношению к туристИЧЕскому была безмерна, но защита туриСТСкого всегда оставалась надёжной, лаконичной, корректной. Тропа 70х называлась «СТО» – спортивно-туристский отряд. Палатку-полудатку втроём ставили за 23 секунды, кипячение литра воды – 56 секунд. Московскому областному руководству надоели наши победы в полосах препятствий, прикладных видах туризма, спортивном ориентировании и оно перевело нас из участников всяких соревнований в их организаторов.
А после того, как наши третьеклассники взяли кубок на зимнем слете старшеклассников столицы, мы становились кем угодно – комвзводом, судейской бригадой, штабом слёта, но – не участниками.
Ничего нового в технике спортивного туризма я не придумал, только усовершенствовал немного. Знания пришли от туристов 30х годов – Игоря Радушинского, Василия Голова, Александра Лебедева, Гранта Генженцева, Юлия Вольфа и других.
Слово «туристический» они, скорее всего, сочли бы за нелепую опечатку, полиграфский брак. В их судьбах, в их непрерывном ответственном поведении просто не могло быть никаких ИЧЕ.
Спите спокойно, мои дорогие, не различающие понятия «учитель» и «друг», но спать вам не долго. Скоро вы опять понадобитесь, – поднимать страну, выводить ее из «ИЧЕ» в «СТС». Из постыдного ИЧЕ в приемлемое СТС. Из неистового поиска рекреации – в строительство реальной жизни. И страну, и личность.

Высокий конус палаточных крыш в 30х годах был вынужденным: тканей, по которым вода могла бы стекать еще не было. Такие палатки называли «датками» – датскими домиками, известными своей высококонусной архитектурой. Как только к 40-м годам удалось облегчить парусину – появились «полудатки», памятные ПД-1 и ПД-2, их парусность была намного ниже и палаточные лагеря перестало сносить ветром. А когда мой отец в группе Абалаковых отправился на траверс всех «пятитысячников», появились и «памирки» – приземистые палатки из лёгкой парусины, обдуваемые ветром, не сносимые. В Ленинграде их делали из серебристой ткани и звали «серебрянками». Дотошный турист из МГУ по фамилии Яров еще только изобретал свой «яровский» рюкзак, где уже не было фитилей, как в «абалаковском» или «петровском», а использовались репшнуры – «шестерки». Это был громадный самозатягивающийся рюкзак, не требовавший долгой тщательной укладки. При массовости тогдашнего спортивного туризма это было весьма важным обстоятельством.

Нелепо думать, что в настоящих горах можно изобразить какие-то игрушечные лагеря и водить хороводы с детьми, исполняя полевую горную жизнь.
Нет, в горах всё настоящее, и 10-12-летние мужики – настоящие и подготовка их – настоящая. И ответственность их – самая настоящая. И результат ее – настоящая свобода, равная самостоянию.
СТСкое – настоящее. ИЧЕское – игра в настоящее, бутафория, муляж, пикник.

На туристИЧЕской карте маршрут похода, например, не прокладывают, а «ложат». И это для них не волнующее событие, а «волнительное». Собираются в домике на 2й Мещанской и – «ложат», нежно перебирая слоников на комоде.

Ничего туристИЧЕского в нашей жизни не было, нет его в ней и сейчас. Надежен каждый узел, каждая сшивка, сцепка. Надежна страховка. И сам ты надежен для себя, как для других, – во всех своих соединениях.
Ненадежность, ИЧЕство в любых проявлениях жизни, включая слова, – невозможны, неприемлемы.
Требуй надежности от других, если ты сам производишь эту надежность, а не только потребляешь. Нить жизни непрерывна, нельзя немножко побыть ненадёжным, а потом опять вернуться к надежности. Можно родиться, можно умереть, но временно отсутствовать в этом мире нельзя. Сон или обморок – не в счет, это другое. Проснись, и надежно держи страховку, или надёжно иди, другой будет тебя надежно страховать. Да и само слово «надёжно» станет неуместным: разве может быть ненадежный шаг или ненадежная страховка? Они тогда не шаг и не страховка вовсе. И жизнь тогда – вовсе не жизнь.

Recent Posts from This Journal


?

Log in

No account? Create an account