?

Log in

No account? Create an account

FM
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Заметки до востребования. Отрывок 14
 Самоуправление группы возникает фрагментами на тех местах, где необходимо и возможно принимать мгновенные коллективные решения. Постепенно, но без опозданий, такие точки самоуправления плодятся, выстраиваются в меридианы, заполняют собой поля деятельности, превращая их в сферы ответственности. Ответственность без свободы принятия решений таковой не является. В каких-то точках можно притормаживать, оставляя на время игру в скрытое руководство, после чего пародия на марионеточную самостоятельность будет лучшим смеховым лекарством от боязни ошибки. Страх ошибки часто хуже, чем сама возможная ошибка. Переселение внешнего контролера внутрь человека, где этот контролер обретает черты совести – занятие увлекательное, праздничное.Детская мечта об оживлении игрушек сбывается сполна, и смешной ослик, которому ты вчера переставлял его резиновые ноги, сегодня идет сам, идет рядом с тобой, вы делаете общее дело, а поддержка интонацией и взглядом ему обеспечена – он чудесно ожил, стал личностью, равным тебе другом и всё это происходит естественно, по его инициативе и его стараниями. Он ничем тебе не обязан и никогда ничего тебе не будет должен за обретенную свободу и ответственность. То, что он сделал это вместе с тобой, ничуть не умаляет его победы. Радуйся вместе с ним за него и за себя. То, что вас соединяет в радости, есть основа коллективного принятия/утверждения решений, основа не одинокого не вынужденного выбора в координатах совместно принятых ценностей.
   Любой Третий соединит вас и объяснит вас друг другу. Ты, как Третий, соединишь Ослика с Четвертым и объяснишь, обозначишь их друг другу. Вчетвером вас уже двенадцать, а это – дюжина, которая сдюжит. Осталось собраться до физической дюжины, которая сдюжит всё.

   Когда (все) связи внутри группы активированы и оптимизированы, вступает в права бессловесная самоорганизация, а когда какой-нибудь Большой Третий снимет противоречия между "человек" и "природа", объяснив их друг другу, группа приобретет черты социоприродного организма, способного самостоятельно разрешать противоречия между собой и чем (кем) угодно.
   Одинокому Эго, закатившемуся на этот ковер, будет неуютно, оно будет озадачено отсутствием противостояния, защищаясь по инерции от мнимых угроз и опасностей. Вскоре ему, удивленному, придется принимать свои внутренние решения относительно бытия и одиночества; почти всегда это решения – в пользу СП-организма, в пользу общности, которая дает опору и поддержку в обретении себя – настоящего, а не запуганного с детства колючим миром. Быть собой среди других, ставших собой, легче, чем строить и оборонять свою индивидуальную крепость.
   Подросток, который по своим возрастным особенностям начинает искать сообщество, должен попадать в самоорганизованное на гуманистических ценностях сообщество сверстников, на множество таких сообществ, из которых его проводит только инициация и изменение параметров бытия в пользу половозрелого существования. При этом, надо понимать, что взлетая сердцем и головой к взрослой жизни, он оттолкнется ногами от сообщества, в котором вырос и повзрослел, отшвырнет его в сторону как короткие штанишки, из которых вырос. Сообществу будет больно, горько и оно задумается – как сделать выход во взрослую жизнь безболезненным для тех, от кого ты отталкиваешься ногами. Кто-то вспомнит, что "люди забыли обряды" и будет прав в выборе поискового пути. Обряды, обычаи, уклад, – здесь нужно искать не травматичность возрастных переходов.

   В любом случае, сообщество и каждый его член посылает множество сигналов о состояниях, событиях и проблемах. Чувствовать и читать сигналы – это номинально, естественно, необходимо. Взаимочтение сигналов – часть содержательной интересной жизни, условие развития и сохранения сообщества и каждого в нём.
   Подавать ложные сигналы никто не может, они мгновенно распознаются как фальшь и становятся знаками другого порядка – знаками попытки скрыть истину, манипулировать. На фоне всегда искренней Природы такие попытки смотрятся особенно нелепо и смешно. Являясь частью природы, сообщество обречены на искренность и верность.
   Природа не может притворяться. Если вода в реке потемнела – значит в верховьях непогода.

   Или боковой приток разворотил трелевочный трактор. Антропогенные факторы не заставляют природу врать. Они просто ранят, уничтожают её. В том числе и человеческую природу. Можно было бы сказать, что путь трелевочного трактора политически целесообразен, но нет никакой другой целесообразности, кроме Природы. Борьба обособленного существа за ресурс с помощью революционных преобразований кончается там, где эта обособленность оказывается мнимой, где осознается единство Бога – Он жизнью Своей борется с энтропией, пустотой, хаосом, – именно это и есть высшая целесообразность, на мой взгляд.
   Если бы каждый наш палец на руке или ноге имел своё самомнение и сам бы определял целесообразность для себя и других, противостоял бы любому другому, кроме себя, то мы бы вскоре сказали ему: "Уймись, глупенький. Не можешь понять организм, в котором пребываешь, – так хоть помолись ему. Или – на него. Как царь природы – ты смешон, а твой атеизм – нелеп".



   Сообщество – орган Природы иного порядка, нежели одно обособленное существо. Рука – не сумма пальцев. Группа – не сумма людей, ее возможности неизмеримо больше. Ее обособленность так же мнима, как у одинокого существа. Ее рефлексии потрясают и вызывают восторг.

   Самая большая группа людей называется человечеством.

  Тропа, конечно, никогда не была политизированной. Были законы природы, из них вытекали законы людские. Но в августе 91го, когда мы упали, Тропа спешила к Белому дому, на его защиту, в Москву, да что говорить – эта защита уже происходила внутри нас, и для каждого было главным - как можно меньше жертв. Каждый был готов погибнуть, выручая другого.
   Мне виделось, что без крови не обойдется. Где прольется она – было неведомо. Все ребята были сосредоточены, контактны, группа была в сборе как никогда раньше или потом. Меня тревожила вечная параллельность погоды в Москве и на Лагонаках, с которых мы никак, самым таинственным образом никак не могли выехать, хотя сменили колеса. "Слоник" будто отказывался брать самые простые подъемы и преодолевать вполне доступные ему препятствия, если они лежали на пути от плато Лагонаки, на выездах из него. В довершение из-за странного лекарства, принесенного мне еще внизу бродячими лекарями из Новомихайловки, я стал терять сознание, сидя справа в кабине. В одно из таких отключений все и произошло.
   На цветных фотопленках, которые проявили много позже, я снова увидел черные вихри, крутящиеся вокруг нас, вокруг машины, возле последней ночевки в пастушьем балагане. Я думал, был уверен, что черные вихри мне привиделись, но они хорошо были видны на фотокадрах, иногда закрывая полнеба.

   Может, не три человека погибли в Москве у Белого дома, а больше? Это были мы? Я не знаю. Оказалось, что никто никаких лекарей с бутылкой горького лекарства ко мне не отправлял. Знаю только, что сейчас у власти – ГКЧП.

   Сорок безаварийных лет экспедиции "Тропа" и гибель шестерых вне экспедиции, переезда.
   Тропа всегда была защищена серебряно-золотистым куполом. Он был чуть лучше виден на закате солнца и особенно на восходе. Сквозь него проступали звезды, под ним за сорок лет было три аппендицита с хорошим исходом, четыре ожога (все – киселём), двенадцать поносов и мелкие ссадины и ушибы. О защитном куполе – отдельный разговор, о диалоге с ним – тем более. Я даже не знаю, можно ли об этом вообще.
   Голова в порядке, недавно прошел психиатрическую экспертизу, вменяем, метафизическая интоксикация – в норме.
   Тропа защищена и сейчас, но на ней мало людей, она ждет в других формах.

(2017)
© Юрий Устинов

Часть текстов утрачена при пересылке. Не редактировано и не вычитано автором. Нумерация отрывков не является авторской. Все тексты написаны автором в тюрьме.
Цитирование и воспроизведение текста разрешено с указанием на его источник: za-togo-parnya.livejournal.com

Posts from This Journal by “заметки до востребования” Tag