солнце
za_togo_parnya za_togo_parnya
Previous Entry Поделиться Next Entry
Записки Юрия Устинова
(без названия)

В середине восьмидесятых Советский Детский фонд позвал меня помочь в создании первого в СССР городка приемных семей Рязанской области возле Сасово. На месте будущего городка было поле, архитектурный проект еще только создавался, а всей затеей руководил Федор Иванович Брагин, 50-летний немецкий мальчик-сирота, усыновленный во время войны солдатом Иваном Брагиным.

Наш автобус остановился у края поля, все высыпали наружу после утомительной дороги, и я оказался рядом с Маргаритой Тереховой, известной актрисой, снявшейся тогда в фильме Андрея Тарковского «Зеркало». Улыбаясь, мы поздоровались, завязалась беседа, так мы с ней познакомились.
Брагин сразу пригласил меня стать в его городке директором педагогики. Я согласился, поскольку подрабатывал тогда на радиостанции «юность», то в церковной мастерской. Я стал рассказывать Маргарите про педагогику сотрудничества, она отшучивалась какими-то любовным историями про актеров. Через месяц-другой я наконец выполнил данное ей обещание и пошел в гости в ее московскую квартиру. Неустроенность ее быта меня глубоко поразила, мне было очень жалко, что такая замечательная актриса живет в таком неуюте. Мне для близости с человеком нужен уют – рукотворный или созданный природой. Чай из засаленного стакана - тоже не слава богу и я вскоре откланялся, слушая заверения в ее уважении к моим педагогическим талантам. Маргарита тогда выступала одним из спонсоров фондовского проекта.
А тем временем в Демушкино, главное место будущего городка, съезжались будущие сотрудники, привлеченные восторженными рассказами пусковой группы. Я не знал тогда, что в распоряжение Брагина по роковому стечению обстоятельств приехали и Лишины – дети тех самых Лишиных, которые в 1972 году начинали травлю Устинова. Оказывается, узнав, что их начальником будет Устинов, они тут же выдали себя и предъявили Брагину ультиматум – или они, или я . Я в это время набирал детей в приемные семьи, искал совместимых по всей стране. Помню, в Нижнем Тагиле, в двух больших детдомах, стоящих рядом, меня поразила массовое «раскачивание» детей. Кто работал с депривированными – знают, что это такое. Они раскачивались не по двое-пятеро, как везде, а все без исключения.

Все Лишины всей мощью обрушились на Брагина. Вернувшись, я не нашел в нем доброго и интересного собеседника. Он был сух и насторожен, однако с работы меня не уволил. Тем временем страна ловила маньяка Чикатилло. С подачи Лишиных «органы» стали присматривать и за мной, в том числе и в моих командировках. Не знаю, что было бы со мной – нескольких человек расстреляли по подозрению, но вскоре поймали настоящего маньяка и слежка за мной прекратилась.
С Маргаритой в то время мы виделись редко. В основном беседовали по телефону. Маргарита снова звала меня в гости и развлекала рассказами про «голубых», которые мерещились ей везде, даже на съемках фильма про трех мушкетеров. Я пропускал мимо ушей всю эту чушь, но ехать в гости не хотел.
Проект Брагина зачах, Федор Иванович сам угрюмо копал канавы на месте будущего первого дома. Дом все-таки построили, помог директор совхоза Саджая. Я набрал одну приемную семью и они поселились в этом единственном доме. Брагин уехал на родину своих предков, сказав, что музей Макаренко находится не в России, а в Германии, а меня с совдетфонд пригласил строить под Туапсе здание уже по моему проекту.
В середине лета 91-го приезжали на тропу и поднялись на лагеря два странных человека, мужчина и женщина. Женщину звали Верой, в руках у нее был очень длинный микрофон и была она корреспонденткой радио «Маяк». Мужчина носил на себе большой кофр с фотопричиндалами, ступал мягко, звали его Александр, а фамилия у него была двойная – Тягны-Рядно. Разумеется, был фотограф.

Вера в первый же день спросила у пришедшей с прокладки тропы бригады: «И кому нужен этот ваш мартышкин труд?». Ребята слегка опешили, но Вера устойчиво целилась микрофоном в каждого по очереди, и бригада заговорила. Каждый отряд вызывал у Веры едкую усмешку.
Александр бродил, ползал по лагерю, прицеливаясь объективом. Я заметил, что он ищет кадры, на которых передний план состоит из грязного, еще не помытого котелка, закопченной миски, бывалых заслуженных носков, висящих на веревке после стирки.
Вера много расспрашивала, все ее вопросы были под стать первому. Потом, много позже я узнал, что эту пару прислала на тропу Маргарита Терехова и что Александр Тягны-Рядно отказался отдавать в печать отснятые материалы. Это был поступок, за который я ценю  его по сей день.
Тем же летом 91 Маргарита приехала на «Тропу» и привезла своего сына Сашу. Лица его я не запомнил, было ему лет 10-12. Пять или шесть лагерей стояло тогда на «Тропе», связанных телефонной связью. Маргариту с Сашей я определил на один из средних лагерей, там было уже обжито, все черновые работы проведены. Сам я жил на верхнем лагере и вскоре Маргарита спросилась ко мне наверх, говорила, что ей интересно там, где нахожусь я. Возражений у меня не было и, вскоре, оставив сына на среднем лагере, Терехова поднялась к нам на хребет. Сашу я больше никогда не видел.
Рите поставили отдельную палатку и старались во всем ей помогать. Через день-два она сказала, что каждый день после ужина она будет репетировать спектакль  с детьми  у костра. Это было что-то из классики, не помню что.  Я удивился, но она была непреклонна в том, что  культура должна проникать во все поры общества и подниматься ради него на любую высоту.
Усталые после рабочего дня,  ребята засыпали на вечерних репетициях и  разучивании ролей.  Маргарита сердилась, но пойти посмотреть, чем занимаются эти дети днем - отказывалась.  Я побаивался, что она захочет поднять на верхний Сашу -  там нечем было занять новичка, но она ни разу не вспомнила о нём.
Каждый день, когда детская бригада уходила на работу, я выдерживал атаки одинокой женщины, к тому же актриссы. Это очень непростая оборона, ведь главное – не обидеть. Моя тогдашняя подруга ждала меня на базу, как рыбачка у моря, а я «держал оборону».

Почему-то на меня всегда плохо действовали пластиковые искусственные части тела, я чувствовал себя как в детстве при первом посещении Кунст-Камеры в Ленинграде.
Потом грянул мощный ливень, внизу смыло села и поселки, погибло сотни людей. У нас на «Тропе» на «Верхнем» промок репчатый лук, на «Базовом» унесло корыто с носками. Других потерь не было. Маргарита с Сашей успели до ливня спуститься в город и уехать. Терехову перед отъездом поймала одна из туапсинских газет и раскрутила на интервью. Маргарита рассказала, какой Устинов хороший и почему в России не умрет офицерстве, если все будут работать с детьми, как Устинов. Это было ее последнее положительное выступление о тропе.
После аварии на шоссе, где погибли шестеро наших ребят, газеты запестрели заголовками типа «Монстр на «Тропе», «Обучаю в позе «кучера», «Обаятелен и опасен». Атаку открыл Николай Фохт в еженедельнике «Собеседник». Статью ему заказала Терехова. Сама она чуть ли не каждый день стала выступать по телевидению, радио с отчаянными страданиями как «педофилу-шизофренику» всю жизнь разрешают работать с детьми.

Вскоре после больницы я добрался к Ролану Быкову, нашему другу и мудрому советчику.
- Ты хочешь работать или всю жизнь сражаться с этими бл.? – спросил с напором Ролан Антонович.
- Работать.
- Так вот иди и работай!
Позже он рассказал мне, как происходил его разговор с Тереховой:
- Объясни, милочка, что это ты делаешь? – спросил у нее Ролан.
- Я там у них была и все видела, - горячо ответила Маргарита.
- И что же ты видела, милочка?
- Я была у них на верхнем лагере, где Устинов, и видела все!
- Ну скажи же, что ты видела?
- Ролан Антонович… я все видела!
- Что ты видела, говори!
- У них там… ноги грязные
- А ты, милочка, взяла бы и помыла, - мягко сказал Быков. И вдруг взорвался.
- Сниматься, с-а, не будешь!!! – грохнул кулаком по столу Ролан.

Терехова больше не снималась в большом кино. Ушла торпеда – сказал Ролан Быков. Так Устинов стал личным врагом актрисы, а позже с ее подачи – средоточием мирового зла, тайным развратником, мистически действующим на своих жертв и на всех честных людей планеты.
После аварии мы, оставшиеся с этим, лежали по больницам, а гнездо для сбора средств для помощи нам организовал московский бард и художник Антон Яржомбек с женой Тамарой Лаврентьевой. Это были подставные люди, давшие возможность Лишиным обрабатывать почти всех наших друзей. В той же куче стервятников обосновалась и Терехова. Сын Сашка уже стал обиженным мною ребенком, а я, оказалось, обладал дьявольской силой в обработке людей, в том числе и с помощью «специально написанных» для этого песен.
Именно эту версию взял из Москвы Скоробогатченко для своей спецопераций против «Тропы», именно она сейчас  завершается приговором суда. Многие спрашивают про Усатиковых, я считаю, что они - всего лишь пешки в этой игре, а Усатиковым-отцом движет вовсе не благородная ненависть, а всего лишь страх ответственности за суицидальную попытку сына. Виновным во всем должен был стать не он, а кто-то другой, вот я и отдуваюсь.
Отсутствие оправдательных приговоров в России называется неотвратимостью наказания. Ты будешь неотвратимо наказ независимо от того, совершал ты преступление или нет.

Posts from This Journal by “из записных книжек” Tag

  • ЗАПИСКИ до востребования

    Юрий Устинов [Текст автором не вычитан и не отредактирован] Наказанием в группе было отлучением от труда. На час, на день, на несколько дней. От…

  • ЗАПИСКИ до востребования

    Юрий Устинов [Текст автором не вычитан и не отредактирован] Дня через четыре, когда густонаселённый Базовый лагерь уже был слегка обжит,…

  • ЗАПИСКИ до востребования

    Юрий Устинов [Текст автором не вычитан и не отредактирован] Почему же так гонят Тропу? Что страшно "им" в самоопределении,…


(Screened comment)

Re: БЛЮрка-мемуарист и бздо-исполнитель

Как обычно, фрагментированный поток сознания, максимально эффективный для троллинга и черного пиара. По факту у вас есть что сказать? По тем статьям, в которых он обвиняется? Ощущение что действительно вами движет страх ответственности, как здесь и написано.

(Screened comment)

Re: Про ощущения novich_d

Как обычно, никаких фактов, сплошные фантазии по поводу моего состояния. К сожалению или счастью (смотря для кого) - все мимо. ))

(Screened comment)

Re: По поводу состояния novich_d

Усатиков, вы по самое не могу увязли во лжи, хамстве и издевательстве над собственным сыном и здравым смыслом. И ничего, живете же как-то... кушаете, спите, может быть, даже любите кого-то. И что?

(Screened comment)
Какой-то поток сознания человека, который виноват, но считает, что виноват не он, а кто-то другой. Из всего вычленяется, что несколько раз что-то было обещано и не сделано, а остальное рефлексии по этому поводу.

Алексей, правы, поток сознания, но этот человек прожил три года с Устиновым в одной квартире. Вот и думайте.

Т.е. обвиняют Устинова всё-таки не в том, в чём нужно? А нужно обвинять в том, что он присвоил себе все ценности в мире, т.е. добро, детство, музыку?

Думаю, да. Только это не статьи УК. Так, что пока он проходит по 134, хотя должен был проходить по 132.

Почему-то в этом потоке сознания человека, прожившего 3 года с Устиновым в одной квартире, нет никаких упоминаний о том, в чем обвиняют статьи 132 и 134. Только какие-то женские обиды на неблагодарность и отсутствие интереса к её мнению.

Знаете, я посмотрел, Ваши личные данные. У меня есть сомнения Вам отвечать. Поэтому, если что-то вас интересует напишите в личку.

Вам паспорт показать? Что не так с моими данными? Давыдова Елена, Саратов. Устинова знаю по двум саратовским фестивалям АП. На второй (он даже назывался "Обучение лету" по устиновской песне, это, кажется, 2000 год) Устинов с детьми приезжал, общение его с детьми я видела и наблюдала, и вызывало оно восхищение не меньшее, чем его песни.

Игорь, я прекрасно знаю, что характер у Юрки - не подарок. В 89-м году я передавал ему деньги во Владивостоке на дорогу во Владик и обратно и на "Тропу". Перед встречей меня предупреждали - ты осторожнее, Юрка насчет денег очень щепетильный, не дай Бог чего лишнего сказать. Я тогда был молод и горяч, и посчитал, что если скажу Юрке этак по дружески: Юр, не выпендривайся, бери деньги (а мы уже тогда были знакомы и общались, он даже учил меня играть на гитаре со своим уникальным строем, я считал, что мы хорошо дружны), то все будет нормально - я же не кто попало! Ну и когда в ответ на мою фразу, Юрка ответил "я не возьму эти деньги, я не знаю откуда они", меня словно холодным душем окатило: как так? да я же... да мы же!!! да как он посмел??? В тот момент Юрка чуть не заработал еще одного врага. Хорошо, что мальчишки из Владивостокского клуба меня отговорили и попытались объяснить все. С тех пор в общении с Юркой я просто был осторожнее.
Вот только я не понимаю, причем здесь этот поток сознания и обвинения в педофилии?
А вот мотивы Яржомбека, на каком-то глубоком уровне близком с Тереховой, становятся совершенно понятны. Абсолютно.

Долго думал, ибо ощущение что написано искренне. Буду предполагать что текст действительно от женского взрослого лица, и к нему и буду обращаться.
Уважаемая Безымянная. Как мне кажется, очень много мне знакомо из того, что вы пишите. И сам я бывал в таких состояниях именно в связи с Юрой, да и с другими людьми.
Все мои сложности были связаны с моей привычкой реагировать не невербальную коммуникацию. В непонимании своей позиции и невозможности честно ответить себе - кто я в этих отношениях?
В 93 в Питере мы стали вместе работать. Вроде бы мне 21 год и я взял ответственность на себя быть его помошником. И много чего делал. Но в реальности, как сейчас понимаю, я был еще неповзрослевшим ребенком, который хотел одобрения и любви за свою работу. И я видел, что у Юры есть эта способность - давать любовь, но он почему то делился ею со мной гораздо меньше, чем с детьми. А мне, как я сейчас понимаю, хотелось быть в центре этой энергии. Чтобы все свое время он тратил на меня. А этого не было. И поэтому его благодарность, выраженная в словах, казалась мне всегда недостаточной. Я неспособен был честно ответить себе на вопрос - "Зачем я здесь? Греться или работать? Что я хочу от него?". У него много отогревающей энергии и он тратил ее наиболее эффективно, как мог и считал нужным - на создание группы. И многие "стычки" со мной, которые мне тогда казались несправедливыми, как я сейчас понимаю, были действительно несправедливы, если рассматривать ситуация в контексте "он обо мне не заботиться", но если брать контекст "насколько в этой ситуации происходит забота о группе, о детях" - то все вставало на свои места.
Как кто-то может присвоить мои эмоции от музыки? От дества?
Почему мне кажно, что кто-то думает, что моя жизнь измеряется тропой или не измеряется ей?
Почему я считаю себя виноватым? Перед кем?
Ну задала вопрос, который не понравился, и что? Есть много вопросов которые не нравятся многим людям, в чем проблема и почему это вопросы к нему? Если кажется что ему что-то непонравилось, можно спросить что именно и обсудить как дальше взаимодействовать. Если показалось - значит считать это правдой и исходит из этого.
И в этом длинном посте от женщины нет ничего, что бы имело отношение к какой-то уголовной ответственности. Как и я не наблюдал ничего - ни на тропе 93/94 года, ни работая вместе в Питере в "Институте подростка" в 93. Зато наблюдал другое - например как завхоз института, который понял что дети, группа не его, он то думал что его, а Устинов тут сбоку припеку за ними просто приглядывать приехал, выкидывал все вещи из общежития по моему с 14 этажа.

Дмитрий, работать с Устиновым это одно. Кстати, а почему в Питере работа закончилась и Устинов уехал, кстати, куда? А здесь женщина, которая приютила его, находившегося в розыске, на три года в своей квартире. Кстати, человек, который учил Устинова как и и что делать в интернете, думаю, уже знает ФИО этой женщины.


Edited at 2016-01-13 08:03 pm (UTC)

Игорь - финансирование. Это были года становления бизнеса, сильной инфляции. В России тогда было множество странных частных (негосударственных) проектов, которые сегодня, на мой взгляд, не могли бы существовать - потому что они не были бизнес-проектами, т.е. не планировалось, что они могли бы приносить деньги или как-то возвращать потраченные усилия. Поэтому было много частных проектов из серии "ой, у меня есть деньги, а давайте ка я на излишек сделаю детский приют". Через год "нееет, закрою как я, а то денег не приносит, зачем это мне?". Сначала окончилось финансирование помещений, и мы какое-то время жили на пожертвования. Потом деньги на еду перестали выдавать (а может и наоборот, снаала еда, потом помещение). Потом зарплаты (я получал там зарплату), последнюю я ждал 2 месяца и получил меньше и трудно было выловить бухгалтера, это было уже по другому адресу в гораздо более скромном помещении.
На ваши слова женщине не знаю как реагировать, мной это ощущается как манипуляция. Вы хотите меня что-то спросить,высказать свою позицию? (Есть у меня неприятный опыт в жизни дружбы с женщиной, которая именно так выясняла многое про меня - скажет что-то и внимательно следит за реакцией - знаю, не знаю, как реагирую).

?

Log in

No account? Create an account